Проекты

Проект «Пленэр внутри»

О пленэре

В институте нас учили работать с натурой, в мастерской, на пленэре, всегда и везде. После окончания института я около 10 лет работала в основном на пленэре, черпая из природы все свои впечатления, ощущения, цвета и формы.

С рождением детей, бурная пленэрная молодость закончилась. Я стала больше работать в мастерской, продумывая свои картины сначала в голове, и лишь потом подбирая под свой замысел пейзаж, нужный ракурс, цвет, формируя задуманное настроение. Отрыв от места, заточение себя в четырех стенах, со временем стало ощущаться все острее, не хватало воздуха и людей. Удивительно, но пока я работала на этюдах, мимо проходящие люди, их попытки заговорить с тобой, казались назойливыми, отвлекающими от работы. Поработав несколько лет в мастерской, я вдруг начала понимать, что люди – это часть пейзажа, они удивительным образом наполняют мою голову новыми мыслями, отвлекая или дополняя эмоциональное восприятие пейзажа.

О натуре

Что такое натура для художника? Нас учили, что натуру надо искать, кадр строить, впитывать, как губка, всё, что предлагает природа и выплескивать это на холст. Чем больше я работала с натурой, тем больше убеждалась, что натура — это всё, что есть вокруг нас. Если отменить понятие «красиво», то натурой станет любой забор, если убрать категорию «это не искусство», то можно писать полки супермаркета или рельсы железной дороги.

Долгие годы существования пейзажного жанра наложили на художника слишком много табу, скрытых запретов и искусствоведческих клише.

А если попробовать выйти на пленэр, очистив наше восприятие до состояния двухлетнего ребенка, когда ты всё видишь, но ничего еще об увиденном не знаешь, нет хороших вещей и плохих, красивых или уродливых, ведь мама еще не приклеила к этой вещи ярлык. Позже ярлыки клеит общество и мы сами. Мы стремимся все предметы разделить на категории, создавая из этих категорий-клише некий шкаф, куда на нужную полку мы быстро ставим новую вещь, опознав её по двум трем признакам, не пытаясь изучить её подробнее, взглянуть с другой стороны.

Что будет, если художник перестанет считывать эти клише?

Зритель на пленэре

В 2001 году во время творческой поездки в Ярославль я писала собор Ильи Пророка. Он расположен в центре города на большой площади, куда стекаются несколько улиц. Поэтому зрителей вокруг меня было предостаточно. Кто-то стесняясь проходил мимо, кто-то пытался вести беседы из разряда «я тоже хотел научиться рисовать». Но мне запомнился один невзрачный мужичок. Он перечислил мне несколько интересных церквей, которые хорошо было бы мне посетить. Рассказал кратно их историю, особенности. В его голосе слышалась любовь и гордость за свой город. И я вдруг поняла, что собор, который я вот в эту минуту писала, был не просто красивым зданием в центре города, он был частичкой чего-то большого и прекрасного, что жило в сердце этого мужчины.

И было еще много этюдов, много встреч с разными людьми. Они чем-то дополняли мои картины, они писали их вместе со мной. И эти «соавторы» подчас значили для меня больше, чем зрители на выставках, которые обсуждали готовые картины как свершившийся факт. Но я то прожила процесс создания. Чувства и мысли, возникавшие в процессе творчества, я разделила с уличными зрителями, а не с посетителями выставки. И получается, что зритель на пленэре важнее для меня, как творца, чем зритель в зале.

Это мысль меня потрясла. Для кого же я тогда творю? Что важнее процесс или результат? Мне нужен зритель а пленэре, а нужна ли я ему в его жизни?

Это страшное слово Перформанс!

Что я знала о перформансе? Кулик в виде собаки, Павленский с… Сказать, что я не любила этот вид искусства — не сказать ничего. Я его не понимала, я не считала это непонятное действие за искусство вообще. Я была уверена, что этим могут заниматься только сумасшедшие или очень расчетливые люди, жаждущие славы любым путем.

И что теперь? Оказывается, мое стремление писать этюды среди людей, подпитываться их энергией, следить за их реакцией – это перформанс. Куда катится этот мир? Куда движусь я в своем творчестве?

Кирилл Светляков: «Так и вижу картину: разбитое окно, приехали полицейские, и один говорит другому: “ну ладно, оформим как радикальный перформанс”. Конечно, перформанс не может быть оправданием для обычного хулигана — но ведь и не каждому хулигану придет в голову объявить себя художником.

На самом деле, у перформанса как вида искусства есть огромная история, которой больше ста лет. И его возникновение и бытование во многом было связано с тем, что выставка – это очень уродливая форма представления искусства: оно вырывает произведение из контекста жизни, помещает в некий безвоздушный вакуум, становится практически фетишем, который неизвестно кто и почему объявляет шедевром.

Перформер создает альтернативу выставочному вакууму – перформанс существует непосредственно в пространстве жизни, направлен на взаимодействие с людьми. По сути, это такой же инструмент, как холст и кисти. Только он взаимодействует не с холстом, а с медиасредой и с общественным мнением – посылает короткое сообщение, которое затем разносится в обществе. Или не разносится – вот здесь зритель и может решить, что талантливо, а что нет, воспринять это сообщение, или нет.»

1 поход. «Гранд»

Время: 15 апреля 2016 г., 11.00 — 13.00

Место: мебельный торговый центр «Гранд».

Анализ: охранник при входе записал меня и мой этюдник в тетрадку. На выходе другой охранник уточнил, записывали ли меня, проверил тетрадку и выпустил без проблем. Покупателей очень мало, реагировали максимально сдержанно, не разговаривали, не фотографировали, пытались делать вид, что не замечают. Продавцы тоже не реагировали, не подходили. Только после того, как я попросила одного продавца меня сфотографировать за работой, ко мне подошел другой продавец и спросил, можно ли посмотреть, что я делаю.

Гранд Гранд-Manhattan

2 поход. «Золотой Вавилон»

Время: 22 апреля 2016 г., 11.00 — 13.00

Место: торговый центр «Золотой «Вавилон».

Анализ: продавцы очень активно общались, фотографировали, позировали. Посетители магазина фотографировали, разговаривали со мной, спрашивали, что я тут делаю, почему именно в этом месте. Конфликтов с администрацией не было.

Художник в магазине вызывал интерес, но многие стеснялись открыто фотографировать или разговаривать. Отношение к художнику положительное.

Вавилон Золотой-Вавилон-Inario

3 поход. «ГУМ»

Время: 29 апреля 2016 г., 11.30 — 13.30

Место: торговый дом «ГУМ».

Анализ: Центром композиции был выносной павильон Tiffany. Конфликтов с охраной не было, один охранник, проходя мимо, уточнил, сама я по себе или от организации. Продавцы реагировали с интересом, подходили, спрашивали, что я делаю, помогали, позировали. Посетители магазина фотографировали тайно или с разрешения, но почти не разговаривали со мной.

ГУМ оказался достаточно туристическим местом. Художник в магазине вызывал умеренный интерес, в целом реакция была положительная.

ГУМ ГУМ-Tiffany

Музеефикация

Бытование произведений искусства или предметов претендующих на эту роль в торгово-развлекательных или бизнес-центрах отличается от музейной жизни подобных вещей. Посетители таких центров воспринимают скульптуры, картины и инсталляции как элемент декора, иногда эффектный — с ними можно сфотографироваться, иногда неприметный.

Выходя на пленэр в торговый центр и изображая данные предметы интерьера, я их «музеефицирую», наделяю смыслом и жизнью экспоната музея. Посетители начинают иначе смотреть на объекты. В интернете обсуждают художественную ценность изображенного, целесообразность увековечивания этих предметов на картине. Вообще изображение чего бы то ни было на картине, по моему опыту, увеличивает значимость изображенного, выводит бытовые вещи на музейный уровень.

Художник в музее — это отдельная тема. Если верить Кириллу Светлякову, что в музее произведения искусства умирают, их жизнь заканчивается, то создание произведения искусства может удивительным образом изменить психо-эмоциональную среду музейного пространства. Предметы искусства, становясь объектом исследования художника, могут обрести вторую жизнь.

4 поход. «ЦУМ»

Время: 6 мая 2016 г., 11.00 — 13.00

Место: торговый дом «ЦУМ».

Анализ: Писала фирменный отдел марки Philipp Plein с черепом в стразах, видимо реплика с работы Хёрста.

Минут через 25 после начала работы ко мне подошёл охранник и задал мой любимый вопрос: «Что вы тут делаете?» Я объяснила, и он ушёл советоваться с руководством. Охранник вернулся и сказал, что рисовать здесь нельзя и я должна уйти. Я спросила, кто может дать разрешение на работу и была послана на ресепшн. 
На ресепшене девушка поняла мою проблему и начала звонить людям, которые могут эту проблему решить. После нескольких неудачных звонком, ей удалось найти сотрудника PR-отдела ЦУМа, которая выслушала мою историю и сказала, что перезвонит после консультации с руководством. Позвонила и уточнила, собираюсь ли я выставлять эту картину. Я сказала, что да. Она уточнила, где. Я сказала, что проект пока не закончен и место выставки не известно, но пока я пишу у себя на фейсбуке и в Инстаграмме. После чего она записала мой Инстаграмм и сказала, что перезвонит. Видимо мой Инстаграмм понравился руководству и мне дали разрешение на работу в ЦУМе.

Дальше все было спокойно: вялая реакция посетителей магазина и активная реакция продавцов соседних отделов, которые общались со мной, помогали фотографировать и брали визитки. Охранник вел себя дружелюбно и помог снять видео о моей работе.

Пост на Фейсбуке вызвал бурные обсуждения: поднимались вопросы целесообразности изображения черепа Хёрста, творчество ли это или только пиар, стоило ли получать разрешение на работу и многие другие.

ЦУМ-1 ЦУМ-Philipp-Plein

5 поход. «Омега-Плаза»

Время: 13 мая 2016 г., 12.00 — 13.30

Место: бизнес-центр «Омега-Плаза».

Анализ: При получении пропуска на вход честно сказала даме из бюро пропусков, что я художник и хочу у них порисовать. Дама»подвисла» и выдала пропуск. Пока я раскладывала этюдник, пришла дама с ресепшена и попросила пройти к руководству и согласовать мою деятельность в бизнес-центре. Генеральный директор очень позитивно отнесся к моему проекту и дал добро.

Меня заинтересовала оригинальная композиция из метала, как потом удалось узнать, у нее есть название «Ветер перемен». Композиция стояла на стойке ресепшн у входа в бизнес-центр. Поэтому вокруг все время работы было много людей.

Посетители подходили, общались, фотографировали. Но большинство людей стеснялось и делало вид, что меня не замечают или разглядывали украдкой.

Цитата дня: Случайный посетитель: «Почему вы не пишете носорога?».

Омега-ПлазаОмега-Плаза

6 поход. «Весна»

Время: 22 мая 2016 г., 11.30 — 14.00

Место: торгово-развлекательный центр «Весна».

Анализ: Обстановка была полностью бесконфликтная, охрана и администрация реагировали на мое присутствие нейтрально. Поскольку пленэр-перфоманс проходил в воскресенье, посетителей торгового центра было очень много. Для работы я выбрала место в большом холле, где было небольшое кафе и несколько специально отведенных для фотографирования мест: колонна с фирменными крыльями «ангела», стеклянные колбы с водоворотами, стенды с картинами. Благодаря этому, посетители могли спокойно фотографировать и меня, не смущаясь и не боясь быть замеченными мною. Но подходили поговорить очень немногие, чаще всего покупатели с детьми или молодые женщины.

Некоторые пытались попасть в «кадр», в надежде быть запечатленными на холсте, другие, наоборот, мешали обзору, но не реагировали на мои строгие взгляды.

В целом обстановка была спокойная.

Цитата дня: Администратор зала: «Можно я вас сфотографирую, руководству показать, что у нас художник рисует?».

ВеснаВесна

7 поход. «Афимолл»

Время: 27 мая 2016 г., 12.30 — 14.00

Место: торгово-развлекательный центр «Афимолл-Сити».

Анализ: Охранник уточнил, согласовала ли я свое рисование в торговом центре. Я сказала, что нет, поэтому он прямо при мне кому-то позвонил и получил согласие. Все заняло не более 3-4 минут и никаких усилий с моей стороны.

Я выбрала для работы точку около лифта и вблизи ресторанного дворика. Это обеспечило большое количество никуда не спешащих зрителей. Люди ожидающие лифта спокойно меня рассматривали. Я провела небольшой эксперимент:

— если я спокойно работала, человек стеснялся и разглядывал меня украдкой;

— если я переводила на него взгляд и улыбалась человеку, то практически все в ответ улыбались и процентов 50 подходили ближе и начинали общаться.

В этот выход я приклеила на задней стороне этюдника табличку с хештегом #пленэрвнутри и моим адресом на фейсбуке. Люди обращали на это внимание и разглядывали меня как-то более осмысленно.

В торговом центре было много подростков 13-16 лет. Они наиболее раскованно вели себя, смело подходили и задавили интересующие их вопросы.

Сегодня появился человек с предложением, которое я ожидала, т.е. я предполагала, что мой проект должен в конце концов вызвать подобную реакцию. Мужчина спросил, сколько стоит моя картина. Пояснил, что у него в торговом центре своя «точка» и он хотел, чтобы я ее написала.

Цитата дня: Посетитель центра: «Вы так рисовать любите?».

Афимолл-1Афимолл

8 поход. «Третьяковская галерея»

Время: 03 июня 2016 г., 12.00 — 14.30

Место: выставка «Перезагрузка» в Третьяковской галерее на Крымском валу.

Анализ: По приглашению Кирилла Светлякова (заведующего отделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи) я писала этюд в залах выставки «Перезагрузка», посвященной искусству 1960-2000 годов. В рамках проекта «Пленэр внутри» я оказалась в совершенно неожиданном для пленэра месте – на выставке современного искусства. Передо мной стояла сложная художественная задача: работать с музейным материалом как с немузейным, т.е. воспринимать пространство музея, как обычное публичное пространство, в одном ряду с моими походами в ГУМ, ЦУМ, Афимолл и другие.

Кроме того, это все-таки перфоманс. И я продолжала изучать реакцию публики на появление художника в неожиданном месте. В музее люди готовы к встрече с искусством исключительно в его финальной «законсервированной» стадии, но ни как не в момент рождения.

Сотрудники музея отнеслись к моему появлению спокойно, смотрители в зале, поглядывали с легким любопытством. Зрители реагировали крайне сдержанно, почти не подходили посмотреть, что именно я делаю.

Цитата дня: Хранитель музея: «Оставьте картину у нас, потом сразу на все работы справку на вынос напишем».

ГТГ-1-1ГТГ-1

9 поход. «Третьяковская галерея»

Время: 06 июня 2016 г., 11.30 — 14.00

Место: выставка «Перезагрузка» в Третьяковской галерее на Крымском валу.

Анализ: По приглашению Кирилла Светлякова (заведующего отделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи) я писала второй этюд в залах выставки «Перезагрузка», посвященной искусству 1960-2000 годов. В понедельник в музее выходной день, и мне удалось поработать в закрытом для посетителей пространстве. Более того, в этот день в экспозицию вносили изменения, часть работ заменяли на другие. По залам ходили искусствоведы, монтажники, хранители.

Сотрудники музея отнеслись к моему появлению лояльно, некоторые подходили узнать, что я пишу. В процессе работы несколько полезных советов дал Кирилл Светляков.

Цитата дня: Сотрудник музея: «Вы закончили? Тогда выносите всё!».

ГТГ-2-1ГТГ-2

10 поход. «BMW»

Время: 15 июля 2016 г., 11.30 — 13.50

Место: «Пеликан-Праймери», дилер BMW.

Анализ: Юбилейный 10-й выход на пленэр состоялся в авто-салоне BMW. Потребовалось разрешение руководства на работу. Руководство очень положительно отнеслось к проекту и одобрило мое присутствие в салоне.

Вид оказался сложноват для этюда, много стекла и сложных отражающих поверхностей.

По поводу коммуникаций с людьми, т.е. перформансной части проекта «Пленэр внутри». Сотрудники салона BMW были дружелюбны, иногда подходили пообщаться. Как всегда основной вопрос: «Пишите ли вы портреты?». Посетители салона были более стеснительны, на картину заглядывались, а вот общения не происходило.

Зато по окончании работы руководство, в лице начальника отдела продаж, пригласило мне приходить еще и просило прислать фото картины. Это впервые!

Цитата дня: Руководитель отдела продаж: «Приходите еще. У нас тут много красивого».

BMW BMW

11 поход. «ГМИИ им. Пушкина»

Время: 15 мая 2017 г., 11.40 — 13.40

Место: выставка «Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968» в Государственный музее изобразительных искусств им.Пушкина, Москва.

Анализ: Спустя почти год с начала проекта я вновь вышла на пленэр. На этот раз в залы Пушкинского музея. Куратор выставки «Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968» Данила Булатов оценил идею проекта и откликнулся на мое предложение поработать в залах выставки. Меня не покидало удивительное ощущение сакральности пространства закрытого музея, в которое тебя допустили, и в котором ты не просто находишься, но творишь свое искусство в окружении произведений искусства мирового уровня.

С другой стороны сама экспозиция и подача материала визуально напомнила оформление магазина Tiffani в ГУМе. Именно такие параллели я и стремлюсь найти и проанализировать в своем проекте. «Нераспознование» вещей и пространств, невозможность без «ярлыков» отличить музей от магазина, драгоценность от ширпотреба… Одинаковость предметов, если смотреть на них глазами ребенка или инопланетянина, не имеющих смыслового сопровождения увиденного.

По поводу коммуникаций с людьми, т.е. перформансной части проекта «Пленэр внутри». Поскольку я работала в понедельник — выходной день в музее, то коммуникация проходила исключительно с сотрудниками музея, т. е. с людьми в какой-то степени подготовленными к общению с художниками.

Зато по окончании работы руководство, в лице начальника отдела продаж, пригласило мне приходить еще и просило прислать фото картины. Это впервые!

Цитата дня: Куратор выставки: «Вам точно пропуск на вынос нужен?».