«Старая усадьба, Севастополь»

Примерно в 1999 году я участвовал в двух культурно-общественных поездках в Севастополь, которые организовали Московский Фонд Культуры и Правительство Москвы. Целями этих делегаций было ознакомление работников культуры с Черноморским Флотом и проведение небольшой, но красивой, культурной акции для офицеров и матросов: чтение лекций на тему искусства, вручение в подарок произведений искусства, книг и пр. Жил я вместе с другими делегатами на военном корабле «Бора», участвовал в культурно-массовых и торжественных мероприятиях флота, с радостью пользовался возможностью попленэрить в Севастополе. В том числе один из пейзажей, который удалось изобразить, побродив по городу – это «Старая усадьба». Меня поразило, что ни на какой карте достопримечательностей эта усадьба не была обозначена, хотя даже её руины, на мой взгляд, выглядели привлекательно.

Павел Осинин. Старая усадьба, Севастополь.

Я бродил по каким-то дачным улицам – не помню, с какой стороны от Графской бухты, если вообще правильно понимаю, где это территориально было – проще сказать, я заблудился… И вот тогда я совершенно случайно набрел на это замечательное сооружение: старую заброшенную усадьбу. Если представить её вид сверху, она имеет не прямоугольную форму, чаще всего свойственную зданиям, а за счет углового портала – её форма была не обычна. Также меня поразила входная группа очень интересной архитектурной стилистики. А ещё примечательно и то, что в отличие от остатков других виденных мною построек и усадеб, эти руины не отталкивали чернотой разрушенных стен, изуродованных интерьеров и выбитых окон. Здесь свет, проникающий с неба, ярко и мягко светился изнутри усадьбы.

Время суток уже приближалось к вечеру, но солнце было ещё ярким. Поэтому лучи, выходящие из окон, были пока довольно интенсивные, хотя некоторая закатность в оттенках уже присутствовала. К этой завораживающей картине добавлялись ещё и лучи света, проходящие сквозь листву — такой эффект часто использовал Г.Семирадский: я не пытался передать что-то похожее на его произведения, но именно так было в натуре.

Ещё один очень примечательный момент — как я только теперь начинаю сожалеть — на полотне не отображенный: там была «стайка» котят, которые мне совершенно не давали спокойно и вдумчиво работать. Их было пять или шесть. Они лезли в этюдник, лакали из баночки с водой — писал этюд гуашью, поэтому они не отравились, а если бы маслом, то было бы для них гораздо хуже… Котята сидели на этюднике и у меня на плечах.

Сейчас хочется запланировать, что если когда-нибудь буду делать повтор этой картины, постараюсь этих пушистых весельчаков там изобразить, потому что они внесли очень оживленный эмоциональный колорит в процесс моей работы над этюдом. Особенно незабываемы они из-за их забавного участия в пленэре на фоне такого умиротворенного пейзажа — не хочу сказать, мрачного и пессимистичного: есть грусть, есть тихое ощущение времени, а пессимизма все-таки нет. И вот те веселые и милые котята очень украшали этот вид: новая жизнь и радость — против разрухи и запустения.

И хочется ко всему этому добавить ещё одно личное наблюдение – возможно, ошибочное. Прошло много лет, фотографии той усадьбы у меня нет, но сложилось тогда впечатление, что она претерпела воздействия во время каких-то военных действий – возможно, войны 1941-45 годов или Крымских событий после революции: облупившийся песчаник фасада, с выбоинами, похожими на следы от шрапнели или картечи… По этой или иной – не такой печальной – причине за счет этой ветхости камня создается похожесть на античную постройку. Живописность этому сюжету добавляют красивые растения, кипарисы на дальнем плане, лучи заходящего солнца, играющие на верхушках деревьев… Взгляд радуется и отдыхает, благодаря приятным оттенкам природы и архитектуры, красоты неровности и архаичности ступеней, подчеркнутой пластичности камня, благодаря неровностям и теням на его поверхности…

Прежде уже упомянул про дачи, среди которых я, заблудившись, нашел эту усадьбу. Они находились в непосредственной близости от этого здания, поэтому я работал над этюдом на виду у жителей дач, которые очень заинтересовались моим присутствием и, познакомившись со мной, были весьма удивлены тем, что я заехал аж из Москвы и пишу картину с этого, на их взгляд, привычного и не очень примечательного строения. Пригласив на чай, угостив меня фруктами из своего южного сада, они проявили ко мне очень теплое гостеприимство. Мы разговорились, а затем они мне подробно объяснили, как выбраться назад к военно-морской базе. Но в гостях время бежит незаметно — я засиделся.

Тем временем было уже затемно, на корабле спохватились молодого художника и отправили одного из матросов найти меня и сопроводить на корабль. Туда я благополучно добрался. Картину «Старая усадьба» с этюда закончил я в 2002 году размером 80х50 см. И по сей день в памяти храню впечатления от этого светлого дня, очаровавшей меня старой усадьбы с котятами, гостеприимства местных жителей и теплой природы Крыма.

Павел Осинин

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s