День подвига и гибели крейсера «Варяг»

9 февраля 1904 — день подвига и гибели крейсера «Варяг»

Размещаю статью моего отца Новикова Валерия Сергеевича (капитан I ранга, военный историк, писатель) о событиях, связанных с крейсером «Варяг».

«ВАРЯГ»

ЛЮДИ И СУДЬБЫ

«Но где это видано, где это слыхано, чтобы не о стране-государстве, а о русском народе, о русском воине сказаны были кем-то из европейцев слова искренней похвалы и восхищения?! Это как же надо было не просто удивить, но ПОТРЯСТИ Европу, чтобы ТАКИЕ слова были громко, поэтично, печатно сказаны!

От всей широкой русской души ответно (пусть и посмертно) мы тоже воздаем хвалу поэту: ЧЕСТЬ и СЛАВА ТЕБЕ, Рудольф Грейнц!»

Семен Шуртаков – писатель-фронтовик, тихоокеанец («Роман-журнал ХХI век» № 1, 2007 г.)

В 02.30 27 января (9 февраля) 1904 г. командиры английского, французского, итальянского и американского кораблей, стоящих на рейде корейского порта Чемульпо (ныне Инухон), получили уведомление командующего японской эскадрой контр-адмирала Уриу Сотокичи об атаке русских кораблей, если они до 12.00 по полудни не покинут рейд. Если же то не будет исполнено, то адмирал Уриу будет принужден атаковать их на рейде, посему всем иностранным кораблям предлагалось до 16.00 «на время боя изменить место стоянки».

1258148

В 9.30 на борту английского крейсера «Тэлбот» в ходе совещания командиров всех стационеров командиру крейсера «Варяг» капитану 1 ранга В.Ф.Рудневу вручен ультиматум Уриу. Командир американского «Виксбурга» капитан 2 ранга К.Маршалл отказался участвовать в совещании, остальные же согласились отойти вглубь бухты этого нейтрального порта. На «Варяге начали «разводить котлы».

В 10.15 в кают-компании «Варяга» офицеры корабля единодушно поддержали решение командира идти на прорыв, точно так же решили офицеры канонерской лодки «Кореец» под командованием капитана 2 ранга Г.П.Беляева.

10.40 – на русских кораблях «вино и обед», команды ПЕРЕОДЕВАЮТСЯ В ЧИСТОЕ. 11.00 – аврал, построение, речь командира: «… Безусловно, мы идем на прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна не была. Мы не сдадим ни крейсер, ни самих себя, сражаясь до последней возможности и капли крови. Помолимся Богу перед походом и с твердой Верой в милосердие Божие, пойдем в бой за Веру, Царя и Отечество. Ура!»

Корабельный священник о. Михаил (Руднев) прочел молитву «За дарование победы», музыка играла несколько раз Гимн (нештатный оркестр 23 человека).

11.10 – «Все наверх, с якоря сниматься», больные из корабельных лазаретов русских кораблей спешно двинулись на свои боевые посты, вольнонаемные (буфетчики, коки, музыканты) отказались съехать на берег.

Уважаемый читатель! Поверь, это не из романа, все это из вахтенных журналов наших кораблей. Хотя г-ну Гришковцу ближе и интересней изучать и пафосно озвучивать мифологемы германского флота.

А теперь кратко о соотношении сил сторон. По водоизмещению: против двух русских кораблей 8400 тонн стояли 6 крейсеров (в т.ч. два броненосные «Асама» и «Чиода»), 8 миноносцев и авизо «Чихайя» — 28516 тонн; по мощности механизмов – против 15 718 л.с. русских 95300 л.с. японских; по артиллерии – против 52 русских стволов – 182 японских ( в т.ч. На 13 152 мм-х русских орудия приходилось 38 японских); по торпедному вооружению – на 7 аппаратов русских кораблей приходилось 43 японских. И, таким образом, на 768 кг металла, выпускаемого русскими с одного борта за одну минуту, японцы могли …6960 кг.!!! (и это при том, что все японские крейсеры имели броневую защиту своих артустановок, чего не было на русских). С учетом же количества взрывчатых веществ в снарядах огневое преимущество японцев было 35-42 кратным! 726 моряков Российского Императорского Флота бестрепетно шли навстречу 2680 воинам микадо. Это как пример «превосходства» самурайского духа, кодекса «Бусидо» и всяких прочих «шаолиней» над нашим «сермяжным» русским.

11.20 – «Варяг» и «Кореец» снялись с якорей и двинулись к выходу с рейда, на иностранных кораблях команды и караулы во фронте кричали русским «Ура!», итальянец играл Российский гимн, «Варяг» отвечал всем их национальными гимнами, с берега неслись прощальные крики на корейском – ВСЕ ПОНИМАЛИ, РУССКИЕ ИДУТ НА СМЕРТЬ.

1259608

11.25 – на русских кораблях пробили «Боевую тревогу». 11.40 – на «Наниве» подняли флажный сигнал с предложением сдаться, на русских – на гафелях и стеньгах Андреевские флаги, на реях – красные «НАШ», т.е. «открыть артиллерийский огонь». 11.45 – флагманский «Асама» открыл огонь, «Варяг» начал отвечать в 11.47.

Стрельба и маневрирование длились до 12.45. При этом японцы довольно свободно могли маневрировать на широком плесе, а русским пришлось, почти на ощупь, двигаться извилистым фарватером, изобилующим отмелями, островами и хаотичными и

сильными течениями. Вот что написали иностранцы о происходящем. Неаполитанская «Моттино»: «Семь громадных колоссов, точно собачья свора, преследовали два русских судна…, началась буря ударов. Страшный перекрестный огонь…борты, палуба, мостики «Варяга» были поражаемы выстрелами, как градом, красавец корабль исчез в облаках дыма, чтобы через некоторое время появиться почерневшим».

В первые минуты боя на мостике «Варяга» убит граф мичман Нирод и два матроса, уничтожен дальномерный пост. Сосредоточенным огнем японских кораблей сорвана штурманская рубка, «выкашивается» оружейная прислуга, выводятся из строя орудия. разбиваются дымовые трубы. Вскоре разгорается пожар на шканцах, появляются пробоины в бортах. И все это при медленном, «на ощупь» движении наших кораблей по «коридору смерти» между камней и отмелей.

На начальном этапе боя «Кореец» вообще не мог стрелять по врагу, находясь в кильватере «Варяг», он мог поразить носовыми орудиями главного калибра (203 мм 1877 года «рождения») «Варяг». «Монитэр де ла Флотте» № 8 от 7/20 февраля 1904 г. сообщала: «На палубе русских судов сцены происходили невыразимо страшные.

Падавшие боевые снаряды разрывались, жгли и разрывали людей на части. Треск оглушительный, а люди, посреди этого кровавого побоища, продолжали прицеливаться, маневрировать и ДЕЙСТВОВАТЬ КАК НА УЧЕНИИ».

В отличие от создателей «Саг», «Штрафбатов», «Рот», «Адмиралов» и прочих «Сволочей» — этим журналистам можно верить, они ТАМ БЫЛИ, да и нравы пишущей братии сто лет назад были иные.

В 12.05, пройдя траверз острова Иодольми, «Варяг» получает повреждение рулевых приводов, (руль заклинило) ранен командир, рядом с ним убиты штаб-горнист Николай Нагле и барабанщик Донат Карнеев, тяжелые ранения получают рулевой Снигирев и командирский ординарец квартирмейстер Чибисов.

Машинисты и кочегары, задыхаясь в дыму и копоти из перебитых дымовых и вентиляционных труб, продолжают давать ход и энергию сражающемуся кораблю. Из-за пробоины левого борта затоплено третье котельное отделение и угольные ямы. Старший офицер крейсера капитан 2 ранга В.В.Степанов со старшим боцманом А.Харьковским под огнем противника (дистанция 28-30 кабельтовых) заводят пластырь.

И тут, воспользовавшись изменением в расположении сил, на помощь старшему собрату приходит «Кореец». Прикрывая израненный «Варяг» комендоры канлодки сумели крепко потрепать японцев, на коротких дистанциях его правое 203-мм и кормовое 152-мм орудия сумели поразить один из крейсеров японцев (вышел из боя) и утопить один миноносец.

По завершении поворота в бой вступают еще не стрелявшие орудия левого борта «Варяга», вскоре старший комендор орудия № 12 Ф.Елизаров добивается попадания в кормовую часть японского флагмана «Асамы», горит кормовой мостик, замолкла его кормовая башня. Но и положение русских стало безвыходным, их боевая способность приблизилась к нулевой.

Обгоревшие, с донельзя разрушенными надстройками, с постоянно увеличивающимся креном, русские корабли медленно втягиваются на внутренний рейд Чемульпо. В 13.15 корабли стали на свои прежние якорные места. Прибывший на «Варяг» командир французского крейсера «Паскаль» капитан 2 ранга Виктор Сэнес докладывал своему начальству: «Палуба залита кровью, всюду валяются трупы и части тел… все жизненные части пробиты, борта и койки обгорели. Все 47-мм орудия (8 установок) выведены из строя, восемь из двенадцати 152 мм орудий сбиты, так же как и семь из двенадцати 75-мм. Стальные шлюпки совершенно прострелены, палуба пробита во многих местах, кают-компания и командирское помещение разрушены. Дым шел из всех отверстий на корме, и крен на левый борт все увеличивался». Француз не знал еще и о четырех обнаруженных подводных пробоинах, о том, что почти все водоотливные средства выведены из строя, а некоторые котлы сошли с фундаментов.

Потери личного состава были ужасающи: из 22 офицеров один убит и 7 ранено, в т.ч. командир, т.е. убыль = 36%; из 535 нижних чинов – 31 убит, более 180 ранено – убыль около 22%. Причем на верхней палубе, т.е. среди орудийной прислуги и строевых процент потерь был вовсе катастрофичен – 45%.

И опять-таки свидетельство иностранцев, английская «Дейли Мейл» сообщала: «Сцены, происходившие при свозе раненых, совершенно неописуемы по своему ужасу. Большая часть раненых имела по несколько повреждений. Между людьми господствовал ПОЛНЫЙ ПОРЯДОК».

«Тэлбот» принял на борт 242 человека, в том числе 214 матросов, из которых шестеро умерло в ту же ночь». Далее следует свидетельство итальянской «Ривиста Мариттимэ» (1972 г., №9, с.79-90): «Американцы не принимали участия ни в совещании командиров перед боем, ни в манифестации во время прохождения русских на неравную битву». Следует добавить, капитан 2-го ранга Маршалл отказался принять на свой корабль раненых, даже шлюпку с врачами лишь для их перевозок, он прислал к погибавшему «Варягу» только к концу эвакуации. Здесь можно предположить, что незримая тень позорного Портсмутского договора уже мрачно витала над притихшим рейдом Чемульпо. Хотя…! В 1950 году американо-англо-южнокорейский десант (45 тыс.чел.) с 230 кораблями, при поддержке свыше 400 самолетов палубной и береговой авиации с 10 сентября до исхода 15 сентября штурмовали о.Волмидо (Иодольми) и Инчхон (бывш. Чемульпо). А им-то противостояло три!!! северокорейских батальона и пять 76-мм и два 37-мм орудия.

В 13.50 Руднев, вернувшись с «Тэлбота», где он доложил старшему на рейде о намерении уничтожить русские корабли за их полной непригодностью, созвал военный совет, где офицеры единодушно решили потопить крейсер. Офицеры «Корейца» порешили свой корабль взорвать. «Варяг» взрывать не стали из-за опасения «нейтралов» получить повреждения от взрыва. Увести корабль в более удаленное место или на место с большими глубинами буксирами не представлялось технически возможным еще и за отсутствием времени – Уриу в 16.00 должен был атаковать русских на внутреннем рейде.

15.45 – взрыв тысячи пудов пороха расколол «Корейца» на три части и поднял их в воздух. «В то время, когда смолкал грохот взрыва, слышалось пение русского национального гимна» — «Монитэр дела Флоте» № 8 от 7/20 февраля 1904 года.

17.30 – вся команда покинула «Варяг», механики с хозяевами отсеков открыли клапана и кингстоны и тоже покинули крейсер.

17.50 – «Командир со старшим боцманом, удостоверившись еще раз, что все люди покинули крейсер, отвалили от него на французском катере».

Ну, а дальше? Дальше, как всегда, бюрократическая волокита родного МИДа, попытки японских оккупационных властей перевести русских моряков в статус военнопленных, и… долгая дорога домой на «попутках». А вот дома-то уж совсем другая песня.

Царские милости были безмерны, офицеры получили «Георгиев» (Указом императора от 23 февраля), «Владимиров», «Станиславов» и «Анн» с мечтами, бантами и пр. Командир произведен во флигель-адьютанты и назначен с повышением. Впервые в истории Российского Флота орденами св.Георгия были награждены механики и врачи, а корабельный священник о.Михаил (Руднев) был удостоен наперсного креста на Георгиевской ленте. Нижние чины получили Знаки отличия Военного ордена 4-й степени. Уже в июне были изготовлены специальные серебряные медали (697 шт.), а в июле-августе вручены каждому участнику боя. От ведомств, фирм, общественных организаций им преподносили самые разные дорогие сувениры: серебряные подносы и солонки, ковши и братины. В Москве офицерам вручали золотые, кондукторам позолоченные, унтер-офицерам серебряные, матросам бронзовые с серебрением жетоны. Городской голова Санкт-Петербурга Лелянов вручил нижним чинам часы: кондукторам – золотые с цепочкой и брелоком, боцманам – точно такие же, но серебряные, матросам – серебряные, но без цепочки и брелока. В обращение вышла 50-рублевая золотая монета.

Мода на героев была повальной, для светских и не очень светских дам шустрые ювелиры выпустили несколько больших партий кулонов и брелоков с изображением «Варяга» и «Корейца». На обеде в Зимнем дворце 16 апреля с моряками участвовала вся царская семья. Царь с императрицей перед обедом молились на коленях, матросы кушали с серебра, Николай Второй обошел ВСЕХ матросов с бокалом, с некоторыми беседовал. В Концертном зале Зимнего царская семья обедала с офицерами, а затем «император и императрица долго, непринужденно беседовали с офицерами». Во второй половине дня геройские экипажи были приглашены в Народный дом императора Николая II. По окончании торжественного заседания городского общественного управления (гордума) и вручения Памятных адресов и подарков моряки с участием императрицы Марии Федоровны, цесаревича Алексея и великих княгинь, посмотрели спектакль В.Крылова «Петр Великий».

В ходе последующего обеда великие княгини раздавали матросам деревянные ложки с серебряными ручками (с изображением георгиевского креста и ленты). И это при том, что каждому моряку были поданы по бутылке пива и красного вина. А теперь представь себе, дорогой читатель, как дочери Горбачева и Ельцина участвуют в таком обеде с пограничниками с таджикской границы или десантниками из Чечни?

Говоря современным языком, сей императорский пиар мгновенно дал результат. 10 марта эсминец «Стерегущий» (командир лейтенант Сергеев), возвращавшийся из разведки от островов Элиот в Порт-Артур был перехвачен четырьмя японскими эсминцами. В течение часа он вел бой с превосходящим противником, подбил двух японцев, лишился хода, получил несколько пробоин, в т.ч. подводных. Из команды в живых осталось лишь несколько матросов и, когда десантная партия японцев пыталась взять «Стерегущий» на буксир, матросы И.Бухарев и В.Новиков, задраившись в машинном отделении, открыли кингстоны и затопили свой корабль. «Погибаю, но не сдаюсь» — под таким девизом бился 13 апреля у Порт-Артура с ШЕСТЬЮ миноносцами наш эсминец «Страшный». Потеряв всех офицеров ( в т.ч. командира капитана 2 ранга Юрасовского) и три четверти экипажа русские не спустили флаг. Из 57 человек команды, подошедший на выручку крейсер «Баян», поднял с воды 5 матросов. Имена командиров «Стрегущего» и «Страшного» были присвоены новым кораблям Российского флота (которые они носили до 1918 г.).

И в это же время в России издается «Поединок» отставного поручика Куприна и его «Штабс-капитан Рыбников», полные очернительства русской армии. Вы представьте себе, что после Перл-Харбора в 1942 году в США нашелся свой В.И.Ульянов (Ленин), и написал о гнилости американской демократии, бездарности американских генералов и никуда не годном флоте? Японцы за нескоько часов 7 декабря 1941 года почти уничтожили Тихоокеанский флот США: из 8 линкоров – 4 потоплены, 4 – повреждены, 6 крейсеров и 1 эсминец, уничтожено 272 самолета, 3400 чел.убито и ранено. Так «желтолицие черти» образца 1941 года провели операцию образца 1904 года, когда они без объявления войны 27 января (9 февр.н.ст.) внезапно атаковали главную русскую военно-морскую базу Тихоокеанского флота Порт-Артур. Но! Со значительно меньшим результатом, повредив 2 броненосца из 7, и 1 крейсер из 9.

В это же время в России и за рубежом разрастался шквал публикаций, большинство которых принадлежало перу дилетантов. Рождались самые разные мифологемы лубочного характера, в России многотысячными тиражами издавались почтовые открытки и т.п. печатная продукция. Множество известных и совсем неизвестных поэтов и композиторов скоропостижно рожали, печатали и исполняли. Отметился на этом поприще и Ц.Кюи. Успех «Варяга» Цезаря Кюи был довольно значителен, несмотря на то, что произведение создавалось по заказу, а автором стихов, предположительно был Великий князь Константин Константинович. Но! Все они были «шлягерами» одного дня и лишь две вещи живут второй век, а одна из них стала народной (т.к. никто до сих пор в России толком не знает авторов слов и музыки), а по сути НАЦИОНАЛЬНЫМ ВОЕННО-МОРСКИМ ГИМНОМ – «ВАРЯГ»!

17 февраля 1904 года в газете «Русь» появились стихи довольно известного впоследствии самодеятельного поэта Я.Репнинского «Варяг» или, как многие знают по первой строчке «Плещут холодные волны». Вскоре студент Юрьевского университета Ф.Богородский написал музыку (в ритме марша). Практически одновременно, свой вариант, совершенно не ведая о первом, сочинил профессиональный композитор В.Беневский, но уже для хорового исполнения (трехдольный размер для каждого куплета). Второе столетие эта песня живет в народе и в обработке маршевой А.Александрова, и в хоровой А.Свешникова. Всего же до 1917 года в России было опубликовано свыше ста поэтических произведений, начиная с четырехстрочных посвящений и кончая поэтическими былинами.

Однако «хитом» столетий стала песня «Наверх вы, товарищи». Ее поют ВСЕ и ВСЕГДА!, особенно в тяжкую минуту – и в отсеках аварийных субмарин, и в окопах, и в космосе, и на плацу на парадах, и у могил, прощаясь с боевыми товарищами, ее поют болельщики на стадионах, зэки в лагерях – ВСЕ РУССКИЕ помнят хоть несколько строчек этой песни – гимна, песни-клятвы, песни-призыва. Именно благодаря ей, сегодня в России знают, что у нее был ФЛОТ, что русские должны «стоять по местам», что они «не сдаются» и «пощады не желают», и готовы «за Родину», за «славу русского флага» умереть.

К сожалению, ни флотские историки, ни музыковеды, ни начальники от культуры, до сих пор толком не знают, да и не хотят знать (автор в этом убедился в ходе собственных исследований) об авторе стихов этой уникальной песни. Кратко же история ее создания выглядит так. По версии общественных исследователей впервые стихи немецкого (?) поэта Рудольфа Грайнца Dez «Wariag» были опубликованы в немецком журнале «Jugend» («Юность») 25 февраля 1904 г., буквально на следующий день после боя в Чемульпо. В России сии строки вначале были перепечатаны журналом «Море и жизнь» и сразу же запали в душу нескольким почитателям поэзии. По общему признанию перевод Евгении (Елены-?) Студенской в «Новом журнале иностранной литературы, искусства и науки» № 4 за 1904 год, оказался более удачным, более «русским» нежели дословный перевод Н.Мельникова, опубликованный в журнале «Море и жизнь». Именно перевод Студенской и стал нашим военно-морским гимном. С автором музыки вообще… полная неразбериха. Самый дотошный исследователь этой проблемы А.Шилов остановился на нескольких вариантах, авторами могли быть: А.С.Турищев – музыкант 12-го гренадерского Астраханского полка, участвовавший в апрельских встречах варяжцев в Москве, а также И.Н.Яковлев и И.М.Корносевич, чьи фамилии он встречал на нотных изданиях начала прошлого века. Единого мнения не существует, а посему главный российский историк «Варяга» В.И.Катаев предполагает, что все вышеназванные могли быть, в некотором роде, соавторами. Что ж, такие случаи и сегодня не редкость, ведь судятся некоторые поп-звезды и за полстрочки и за полторы ноты.

Так вот, почему же мы обязаны вспомнить и вечно чтить этого «неизвестного», а точнее, злонамеренно забытого офицера с непонятной фамилией Бэр. Тем, чем стал «Варяг» в бою, он обязан своему первому командиру. Это он, спустя три недели после официальной закладки крейсера (10 мая 1899 г.) на заводе «Вильям Крамп и сыновья», прибыл в Филадельфию и приступил к достройке-приемке крейсера. 16 мая 1900 г., имея на борту, кроме американских рабочих и инженеров, всего лишь 51 человек собственной команды, капитан 1 ранга Владимир Иосифович Бэр вывел корабль на первые ходовые испытания. К декабрю численность экипажа приблизилась к штатной, личный состав 6 декабря перешел на корабль и приступил к приемке по заведованиям с одновременным продолжением испытаний и… в условиях вечных дрязг с подрядчиком.

2 января 1901 г., после получения телеграммы ГМШ, «Варяг» поднял вымпел и вступил в кампанию. 22 сентября стало официальной датой сдачи крейсера. Опоздание по контракту составило 7 месяцев с кучей недостатков и… около 700 тыс.долларов «сверхконтрактных», заплаченных Россией г-ну Крампу. При том что Петербург был осведомлен о, мягко говоря, «несостоятельности» как объяснений, так и претензий г-на Крампа. 20 марта – 3 мая «Варяг» совершил переход из Филадельфии в Кронштадт, исправив на ходу множество поломок. Пройдя двукратное докование и установив необходимое радио- и телефонное оборудование 1 августа крейсер успешно прошел императорский смотр. Почти сразу же, 5 августа в составе отряда из 5 кораблей В.И.Бэр повел корабль на Тихий океан. Сколько и какие задачи пришлось решать «Варягу» в этом походе, в каких очень и очень сложных условиях проходило плавание написано изрядно в специальной литературе.

Автор имел честь в 1983-84 гг. пройти почти тем же маршрутом, только не через Суэц, а вокруг Африки, и почти в то же время года. Шел я на новом ракетном эсминце с газотурбинными двигателями, общекорабельной системой климат-контроля, с опреснителем производительностью 3 тонны в сутки (на экипаж в 195 чел.). Мне трудно даже представить жизнь и быт полутысячного экипажа «Варяга» сто лет назад на этом маршруте.

После захода для ремонта в арабские султанаты, Карачи, Коломбо, Сингапур, Гонконг и Нагасаки, 25 февраля 1902 г. «Варяг» вошел на рейд Порт-Артура. И практически без передышки закрутилась боевая подготовка, начиная от тренировок отдельных постов, учений по подразделениям, так и общекорабельных и в составе эскадры. Об интенсивности боевой учебы говорят цифры «Вахтенного журнала» — до 50-ти за сутки. 1 мая 1902 г. крейсер вступил в кампанию. 28 февраля 1903 г. начальник Тихоокеанской эскадры вице-адмирал О.В. Старк по результатам инспекторского смотра оценил содержание и уровень боевой подготовки «Варяга» как вполне удовлетворительное. И уже 1 марта В.И.Бэр передал командование кораблем капитану 1 ранга Рудневу В.Ф., а сам получил назначение на новейший эскадренный броненосец «Ослябя», который строился в Санкт-Петербурге.

Владимир Иосифович Бэр родился в 1853 г. (точной даты, место рождения и родителей пока установить не удалось, как неизвестно вероисповедание и национальность). После окончания Владимирского кадетского училища в Киеве в 1875 году закончил Морской Корпус (на два года позже Руднева). Совершил несколько загранплаваний, в т.ч. кругосветных, последовательно командовал минным крейсером «Лейтенант Ильин», мореходной канонерской лодкой «Храбрый». Погиб 27 мая 1905 г. на «Ослябе» в Цусимском сражении. 23 мая, после длительной болезни скончался второй флагман II Тихоокеанской эскадры контр-адмирал Д.Г. Фелькерзам, державший свой флаг на «Ослябе», но З.П.Рождественский приказал скрыть сей факт.

«Ослябя» сразу же после начала боя попал под сосредоточенный огонь всех восьми броненосных крейсеров японцев, имея колоссальные разрушения, он через 30 минут «вывалился» из боевого строя и еще через 30 минут перевернулся и затонул. Последние минуты «Осляби»: «Командир Бэр, несмотря на разгорающийся вокруг него пожар, не покидал своего мостика. Для всех стало ясно, что он решил погибнутьвместе с кораблем. Казалось, все его заботы теперь были направлены только к тому, чтобы правильно спаслись его подчиненные. Держась руками за тентовую стойку, почти повиснув на ней, он командовал, стараясь перекричать вопли других: — Дальше от бортов! Черт возьми, вас затянет водоворотом! Дальше отплывайте!

В этот момент, перед лицом смерти, он был великолепен.

Броненосец перевернулся вверх килем и, задирая корму, начал погружаться в море». (см. Джон Н. Вествуд «Свидетели Цусимы», М., «Яуза», 2005, с. 253)

При этом, следует заметить, что цитируемый труд принадлежит перу авторитетного британского военно-морского историка и очень тонкого знатока теории и практики военно-морского строительства. Более 30-ти российских источников и 17 иностранных источников – с 1904г. по 1958г. – лежат в основе его исследования. Сегодня это наиболее компетентный и объективный взгляд на трагедию Цусимы и, как это не странно для англичанина, в защиту нашего оболганного и оплеванного русского флота.

В.И.Бэр имел награды: орден св.Владимира 4 ст. с бантом, св.Анны 2 ст., св.Станислава 2 ст. Других сведений об этом замечательном офицере найти не удалось пока. Свое достойное место в истории Флота и «Варяга» его первый командир должен иметь по праву. Его потомки могут гордиться им, а русские моряки помнить и подражать. Без него не было бы того «Варяга» о котором поются песни второе столетие.

На фоне многолетних усилий сына В.Ф. Руднева, его земляков и советских историков фигура первого командира «Варяга» капитана 1 ранга В.И.Бэра была глубоко и очень надежно задвинута за кулисы истории Флота. Безусловно, здесь большую, если не определяющую, роль сыграла политика. Руднев-де попал в царскую опалу из-за излишней 4демократичности и почти революционности, которая выразилась в непринятии мер во вверенном флотском экипаже в ходе мятежа 905 года. А посему он молодец, почти наш, «революционер» и его надо чтить. Хотя, опала была весьма своеобразной, в возрасте 50 лет, после 32 лет службы, с сохранением всех наград, придворного звания флигель-адъютант и присвоением очередного воинского звания контр-адмирала и дополнительных льгот «революционер» был уволен со службы. Скончался Всеволод Федорович в 1913 году, к большому счастью его и его потомков. Он не дожил до известных событий февраля 17-го – октября 41-го, иначе бы… (отрубленную голову адмирала Вирена – героя Порт-Артура революционные матросы бросили в нужник), спаситель Балтфлота, всего к маю 1918 года из Финляндии удалось перевести 226 кораблей и судов, адмирал Щастный А.М. по приказу Л.Троцкого расстрелян 21 июня 1918 г. в Петрограде (фактически без суда). Последний морской министр Российской империи не очень монархист и почти демократ Григорович И.К. чтобы не умереть с голоду и не попасть в застенки ГПУ вынужден был эмигрировать по Францию, где влачил нищенское существование, зарабатывая на кусок хлеба рисованием. И ему сильно повезло. Только за первые четыре дня марта 1917 года на Балтийском флоте были убиты: комфлота вице-адмирал А.Н.Непенин, командир бригады линкоров контр-адмирал А.К.Небольсин, командиры Учебного минного отряда контр-адмирал Н.Г.Рейн и 1-го флотского экипажа генерал-майор Н.В.Стронский, начштаба Кронштадтского порта контр-адмирал А.Г.Бутаков. Всего же… 95 офицеров и адмиралов!, свыше 600 арестовано. А ведь все они прошли, кто японскую, а большинство Вторую Отечественную. О какой памяти и почитании подвигов героев Чемульпо, Порт-Артура и Цусимы после 17-го года можно было говорить до 45-го года? Великий пролетарский поэт, и сегодня безмерно чтимый, писал в те поры:

«Ус залихватский закручен в форсе

Прикладами гонишь седых адмиралов

Вниз головой

С моста в Гельсингфорсе»

(В.Маяковский «Ода революции»)

А на смену расстрелянным и утопленным пришли: 29-летний матрос Дыбенко П.Е., имевший за спиной 4 года службы на кораблях Балтфлота и в 1918 ставший «наркомом по морделам»; некто Раскольников (Ильин) Ф.Ф., в 1917 г. закончивший гардемаринские классы, но уже редактировавший большевистскую газету «Голос правды» и ставший комиссаром Морского Генерального штаба, в 1920 назначен командующим Балтийским флотом (полгода в плену у англичан, 2 ордена Красного Знамени, в 1938 г. сбежал заграницу); Зоф В.И., из рабочих, по большей части был разнообразным комиссаром (по снабжению, водного транспорта и пр.), в 1924 г. ставший не только комиссаром Морских Сил, но и их начальником (данных об образовании и службе в военном флоте обнаружить не удалось); в 1926 году начальником ВМС СССР стал выпускник Кронштадтской школы мотористов (1915 г.) унтер-офицер Муклевич Р.А., после 17-го – комиссарил в Военной Академии РККА (???), до ВМФ служил замом начальника Военно-Воздушных Сил, а после ВМФ-зам. Наркома оборонной промышленности; начальник Морских сил РККА с 1931 по 1937 год Орлов В.М. в 1918 г. закончил «школу мичманов воен.времени», традиционно комиссарил в околоводных ведомствах, в 24 (?) года стал начальником политотдела Балтийского флота, 4 года командовал Морскими Силами Черного моря, об участии в боевых действиях не известно, но до расстрела в 1937 году был награжден двумя боевыми орденами.

Стоит ли говорить об их отношении и им подчиненны «историков» к истории Российского флота, его героям и его традициям, да еще с учетом деятельности главного «моряка» той поры (в таковом воинском звании Лев Давидович командовал Советским флотом с мая 1918 по январь 1922 года) – Л.Троцкого и главного политработника РККА Л.Мехлиса.

А чего стоит «участник» Цусимы баталер продовольственный (кладовщик) броненосца «Орел» Алексей Силыч Новиков (Прибой)? С большим «знанием» военно-морского искусства и геополитики обличал-критиковал царский флот и его офицеров. На его военно-морском бестселлере «Цусима» воспитывалось несколько поколений советских офицеров. «Знаток» удостоен ордена Красного Знамени и звания лауреата Госпремии СССР. Не иначе, как его ученики в «Морском сборнике» умудрились в февральском номере журнала за 1994 год отметить 90-ю годовщину боя у Чемульпо… двадцатью фотографиями и ни одним словом про бой, про судьбы людей и флота. Ни слова о легендарной песне «Наверх, вы товарищи», а «Плещут холодные воды», конечно же, обозвали народной.

Девиз «Погибаю, но не сдаюсь» не всегда имел на практике неминуемую гибель. Так было с беспримерным походом ледокола «Микоян». Выйдя из Туапсе 25 ноября 1941 года, он сумел пройти Босфор, Дарданеллы, в Средиземном море прорвался сквозь засаду 3-х итальянских торпедных катеров (получив более 150 пробоин в корпусе и надстройках). После ремонта в Хайфе, через Суэцкий канал, вдоль восточного побережья Африки вышел в Атлантику и прибыл в США. В начале августа 1942 года «Микоян» вошел в Анадырский залив и уже 14 августа, получив 18 зенитных автоматов и пулеметов, вышел в составе «ЭОН-18» (экспедиция особого назначения – 19 транспортов и 3 эсминца) в Мурманск. Благодаря грамотным действием нашей разведки «ЭОН-18» сумела избежать атаки тяжелого крейсера «Адмирал Шеер» и двух германских субмарин. В конце декабря 42-го ледокол подорвался на мине, во льдах, полярной зимой экипаж произвел ремонт и в канун нового 43-го года прибыл в Северодвинск.

Только за 4 суток с 1 по 4 июня 1942 года под Севастополем самолеты и противолодочные катера немцев сбросили на 5 наших подводных лодок более 4000 глубинных бомб. На ПЛ «Л-23» капитан-лейтенанта И.Ф.Фартушного за одни сутки 1 июля было сброшено 442 глубинные бомбы! По мнению военно-морских историков – это мировой рекорд. Благодаря искусству командиров и высочайшей выучки экипажей ВСЕ наши лодки вышли из этого ада живыми. За годы 2-ой Мировой войны было несколько случаев сдачи в плен экипажей германских субмарин, в Советском флоте – НИ ОДНОГО!

У немцев, число пленных немцев к общему числу погибших = 10,6%. у русских = 0,002%. Автор уверен, что большинство моряков той Великой Войны, родившиеся в начале прошлого века, очень хорошо знали о своих братьях на «Варяге» и «Корейце».

Не менее самоотверженно и умело сражались в морях-океанах и советские внуки «Варяга» в годы т.н. «холодной» (?) войны. Советские подводные лодки только с 1965г. по 2000г. Совершили около 4000 походов в моря и океаны для несения боевой службы (из них 1600 походов совершили дизельные лодки). При среднем цикле в 90 суток наши моряки-подводники прожили-прослужили в море более 950 лет – преимущественно под водой.

Как видим, и подвиг!, и песня! Живут второй век в России. Нам есть чем гордиться. Но будет ли кому?

С февраля 1990 года в ВМФ СССР не стало корабля с именем «Варяг», а ведь еще в декабре 1985 года был заложен тяжелый авианесущий крейсер впоследствии получивший имя «Варяг» (август 1988г.). После 1991 года, в связи с распадом СССР в январе 1992 года работы на «Варяге» были приостановлены (готовность = 67,77%!!!). Был даже назначен командир авианосца, кстати, это нынешний Главком ВМФ адмирал В. Высоцкий. Но! Хитрые китайцы тут же, осмотрев корабль на заводе «Океан» в Николаеве, предложили его достроить для них, чуть позднее с аналогичными пожеланиями выступили Индия и Испания. Тяжебные дела между Россией и Украиной и между покупателями тянулись до мая 1998 года, пока тогдашний премьер Украины В.Пустовойтенко не подписал распоряжение о продаже крейсера некой китайской фирме из Макао аж за … 26 (?) млн.долларов США*. В пять утра 14 июня 2001 года «Варяг» тронулся в свой путь к Тихому океану. Место его сегодняшней «прописки» и предназначение автору достоверно не известны, хотя «…ряд западных СМИ – со ссылкой на китайские источники – уже приводил заявления китайских флотоводцев относительно того, что их первый авианосец может быть введен в боевой состав ВМС НОАК уже в 2010 году. Также китайскими специалистами отмечается имеющее место положительное решение относительно достройки бывшего советского авианосца «Варяг» и передачи его военным. Таким образом, можно вполне резонно предположить, что «Варяг» и будет тем самым первым «национальным» авианосцем, который даст старт китайским авианосным силам в 2010 году. Согласитесь, что купленный у Украины за 20млн. долларов задел для первого корабля такого класса – это неплохое вложение денег во всех отношениях. Другим и не снилось!» (см. В. Щербаков «Упор на подводный флот», «ВПК» №9 (225) март 2008г.).

Флотская общественность с болью встретила эти события и в феврале 1996 года, хоть и вопреки традициям Российского Флота, в боевом составе ВМФ вновь появился «Варяг». Им стал не новопостроенный, а переименованный ракетный крейсер Тихоокеанского флота «Червона Украина». Более 17-ти лет экипаж крейсера, несмотря на вакханалии с судоремонтом, комплектованием и подготовкой кадров, снабжением и другими тяжелейшими проблемами с честью следует традициям своих старших собратьев.

Безусловно, пристрастия и вкусы, как политической «элиты» так и творческой интеллигенции в России и в мире сильно изменились. Интерес к героям Отечества упал в той же пропорции, в которой возрос к геям и долларам. В канун 90-й годовщины боя в Чемульпо автор разослал в редакции центральных газет и телеканалов краткую историческую справку о событии с просьбой хоть как-то помянуть павших героев.

Никто не счел возможным упомянуть. А на мой вопрос ведущему новостей на РТР «почему в день боя «Варяга» и «Корейца» 7 февраля они показали два сюжета о …перевозке носорогов вертолетами из одного африканского бантустана в другой?» – сей вьюнош ответил «мало ли в России было кораблей, а вот носороги – это интересно».

К чести историков-любителей следует отметить работы молодого талантливого тележурналиста Алексея Денисова. Он ухитрился в то паскудное время создать несколько фильмов: в 1994 г. – «Варяг», в 1995 г. – «Цусима», в 1996 г. – «На сопках Маньчжурии». Все они были сделаны исторически добротно, профессионально, а, главное – с душой. В году 90-летия боя у Чемульпо ЦТРС «Славянка» (Минобороны РФ) выпустила на экран еще один документальный фильм. На этом шевеление медиа-структур российского государства закончилось.

Еще более странно выглядела позиция Минобороны и командования ВМФ. Автору пришлось приложить немалые усилия, чтобы этот день хоть как-то отметили на кораблях и в частях Флота. Только благодаря поддержке тогдашнего Первого заместителя Главкома ВМФ адмирала Игоря Касатонова на флотах были проведены политинформации, митинги поминовения, приведен в порядок памятник варяжцам на кладбище Владивостока.

Ну, да Бог с ним, с периодом расцвета «олигархизма» и «плюрализма» на голубых экранах. Чудеса продолжились спустя 10 лет, в эпоху «вертикалей», нацпроектов и суперпатриотизма вокруг Таллинна, Сахалина и Курил. К 100-летию боя вновь отличилось наше телевидение. «Первый» крутнул «Варяг» 1946 года аж в 06:20 7 февраля (?), РТР 9-го и 10-го февраля показал-таки две серии фильма Алексея Денисова «Крейсер «Варяг» аж в 23.20! На канале «Культура», вдогон к юбилею, 10 февраля прошла передача с участием капитана 1 ранга С.Чернявского в 19.25. На этом власти и «демократическая общественность» ТВ исчерпали свой государственно-патриотический ресурс.

Но череда разочарований в русской интеллигенции на этом не закончилась. Обратившись к нескольким продюсерам известных певцов российско-патриотического направления, в т.ч., которые вдохновенно поют по «Москву – златоглавую», офицеров, у которых «сердце под прицелом» и т.п. с историей гибели их коллег штаб-горниста и барабанщика «Варяга», я спросил, не пожелают ли мэтры каким-либо способом помянуть своих собратьев по ремеслу? Ответ меня, откровенно говоря, сильно возмутил – «А сколько заплатишь?» И ведь никакие мои живописания геройских дел экипажей «Варяга» и «Корейца» не смогли тронуть даже малые струны музыкальных душ шоу-бизнесмэнов.

Автор, исчерпав возможности поиска «родителей» песни «Наверх, вы товарищи» по отечественным источникам, решил обратиться в германское посольство. В апреле 1997 года вчинил письмо на имя советника по культуре господину Вольфгангу Драутцу с просьбой помочь разыскать следы «немецкого поэта Рудольфа Грейнца». В сентябре получил обстоятельно-доброжелательный ответ от военно-морского атташе капитана 1 ранга Меле фон Коффманнсвальдау. Оказалось, что «немецкий» поэт был австрийцем, родился он под Инсбруком 16 августа 1866 г., был он «тирольским бытописателем» и сочинял свои стихи на местном диалекте, умер 16 августа 1942 г. и там же похоронен.

Сильно обрадовавшись, я немедленно последовал совету германского моряка и тут же письменно обратился с той же просьбой к австрийскому военному атташе генералу Гюнтеру Вольфрану. Не дождавшись ответа, спустя 10 лет, я в апреле 2007 года обратился уже прямо к Чрезвычайному и Полномочному Послу. Ответов не получил до сих пор.*

Дело в том, что командование Северного флота с помощью ряда российских бизнесменов намерено найти могилу Р.Грайнца и установить на ней нечто благодарственно-памятное от русских моряков.** Ведь подобных музыкальных бестселлеров о русском флоте в мире никто не сумел создать.

%d1%80%d1%83%d0%b4%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%84-4
Найдено место захоронения Рудольфа Грейнца в Австрии.

Равно как ни один флот мира не сделал для Австрии такого как наш. Пройдя с ожесточенными боями 1930 км., корабли Дунайской флотилии вместе с морскими пехотинцами 83-й бригады морской пехоты, 143-го и 369-го отдельных батальонов МП Черноморского флота участвовали в освобождении Вены 13 апреля, а закончили войну 9 мая освобождением города Линца. Только за 1945 год корабли флотилии протралили 1817000 км. основных фарватеров на Дунае, а всего к сентябрю 1948 года – свыше 950 кв.км. Т.е. сыновья тех, о подвиге которых в 1904г. слагал стихи Р.Грайнц, спустя 40 лет принесли свободу его Родине.

%d1%80%d1%83%d0%b4%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%84-2 %d1%80%d1%83%d0%b4%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%84-1

Ну, а для реализации наших скромных замыслов надо, как минимум, знать место захоронения, получить разрешение властей и родственников (ежели таковые имеются). Не обладая талантами типа Церетели или Шемякина, можно было бы и в России увековечить образ «тирольского бытописателя». Не все же чижикам-пыжикам, клоунам и сантехникам ваять монументы. Или уж совсем «патриотический» сюжет («НГ № 10(178) 4.06.07 г.), возле гордумы г.Калининграда «установлен трехтонный камень-валун», естественно, в честь чешского короля Оттокара Пшемысла II, основавшего бывший Кенигсберг в 1255 г.

Тут стоило бы задуматься и петербургским властям, ведь без Е.Студенской песни о «Варяге» могло и не быть. Мне представляется, вклад этой «переводчицы» в патриотическое воспитание граждан Российского государства, несколько весомей чем «митьков» или солисток Мариинки.

Капитан 1-го ранга в отставке

В.С. Новиков

*«Варяг» Руднева был поднят японцами, отремонтирован и в 1907 году введен в строй японского флота в качестве учебного корабля. 22 марта 1916 г. исключен из его списков, т.к. за 4 млн.иен был продан России.

* Не помогло и обращение члена Совета Федерации РФ А.С. Матвеева.
**Ранее с подобной инициативой выступали ветераны-варяжцы Тихоокеанского флота.
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s