Книга – лучший подарок!

Книга – лучший подарок! Это всем известно и даже банально. Но когда книгу дарит ее творец, это ни с чем не сравнимое эстетическое удовольствие. Спасибо, Олег Яременко и Неля Яременко, за то, что вы дарите мне возможность читать своим детям хорошие красивые книги. Уже не первый год, а значит это стало хорошей традицией, вы осчастливливаете нас необыкновенно добрыми и прекрасными книгами вашего издательства Серафим и София.
Может быть кто-то сочетать это рекламой. Да это реклама, настоящая человеческая, когда хочется, чтобы люди узнали про хорошие вещи.
Целую, обнимаю и поздравляю с праздниками!

%d0%ba%d0%bd%d0%b8%d0%b3%d0%b8-%d0%b4%d0%b5%d1%82%d1%8f%d0%bc

К Новому году готовы!

В этом году в нашем доме две елки. Мои мальчишки решили, что в детской и взрослой комнате должны быть свои елки. Они даже нарядили их сами и дружно. Две елки, и игрушки все наши старые, но настроение мальчикам удалось создать совсем разное. Какие они у меня молодцы 🙂

И конечно, пусть сапожники продолжают оставаться без сапог, у меня МОИ игрушки на елке, мои Даринки.%d0%b5%d0%bb%d0%ba%d0%b8-1 %d0%b5%d0%bb%d0%ba%d0%b8-2 %d0%b5%d0%bb%d0%ba%d0%b8-3 %d0%b5%d0%bb%d0%ba%d0%b8-4

Беседа Арсения Жиляев и Анатолия Осмоловского

«Музей — это в некотором смысле тормоз»

текст: Арсений Жиляев

Detailed_pictureЭ.Т.И. «Цена 2.20», акция, 1990 г.© osmopolis.ru

В новом материале Центра экспериментальной музеологии (проект проходит при поддержке фонда V-A-C и COLTA.RU) Арсений Жиляев поговорил с художником, куратором и главой института «База» Анатолием Осмоловским.

Арсений Жиляев: Вначале я бы хотел обратиться к раннему периоду вашего творчества, который предшествовал известной всем перформативной художественной практике, и спросить о группе «Э.Т.И.» и ее организационных особенностях. Даже не уверен, насколько вы на тот момент идентифицировали свою деятельность именно как художественную практику. В данном случае мы имеем, с одной стороны, небольшую институцию (насколько это применимо к дружеским начинаниям 1990-х), как минимум коллектив, а с другой — совершенно индивидуалистическую историю этакого анархистского эксперимента с границами человеческой субъективности. В этой странной смычке можно найти много ассоциаций с историческим авангардом, который ставил под вопрос устоявшиеся представления о художнике как об индивидуальности, выводя на первый план творчество в коллективе и ставя целью изобретение нового человека. Такая постановка вопроса вызывала очевидное напряжение между авангардистским импульсом институционального, коллективного строительства и желанием предельной авторской свободы, напряжение между более анархистской, но при этом довольно тоталитарной моделью Малевича, например, и коммунистической моделью конструктивизма и производственного искусства. Обе они одинаково недоверчиво относились к музею. Как мне кажется, специфика институциональной формы группы «Э.Т.И.» тоже свидетельствует о недовольстве художественной системой 1980—1990-х. В связи с этим у меня возникает вопрос: вы тогда понимали свою роль в московском контексте современного искусства? Был ли выбор данной институциональной формы сознательным решением или, скорее, стечением обстоятельств? И какое отношение у вас было к тем институциям или музеям, которые тогда существовали (если они существовали)?
Читать далее «Беседа Арсения Жиляев и Анатолия Осмоловского»

Картина «Золотые шары»

«Золотые шары» – это картина о Москве с ее бесконечным движением, не останавливающимся даже ночью, с ее большими проспектами, ночными фонарями, светом фар на мокром асфальте.

Ворошилова Наталия. Золотые шары. 50х60 см, холст, масло 2011 г.
Ворошилова Наталия. Золотые шары. 50х60 см, холст, масло 2011 г.

И в тоже время это ассоциация, воспоминание. Там давно-давно, в детстве, мы ездили к бабушке на дачу. По дороге от железнодорожной станции у забора росли золотые шары. Я и сейчас не знаю, как правильно называется это растение. Но тогда это было и не важно. Они были желтые, как солнце, казалось, что от них на улице становится теплее. Вслед за ними приходит осень.

Московские фонари с их теплым оранжеватым светом напоминают мне те детские золотые шары с их теплом и предчувствием осени.

«Ночь искусств» и выставка «Теория волн» в ГТГ

Благодаря приглашению Кирилла Светлякова, в пятницу была на открытии выставки «Теория волн. Производство зрителей» в Третьяковской галерее на Крымском валу. Открытие было приурочено к «Ночи искусств», а тематика выставки отталкивалась от выставки Айвазовского. «Море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три»… кураторы и художники сложили свою «морскую фигуру». Отдельное спасибо Юлианне Титовой за небольшую, но содержательную экскурсии по выставке. Небольшая, но очень цельная и продуманная экспозиция заинтересует как любителей современного искусства (живопись, графика, фото, видео, скульптура), так и посетителей выставки Айвазовского. Для них откроются новые грани морской темы.

Спасибо за компанию Софье Пятницкой. Благодаря ей, у меня теперь есть фотография меня на фоне министра культуры Владимира Мединского и Кирилла Светлякова.

%d1%82%d0%b5%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%bd-01 %d1%82%d0%b5%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%bd-02 %d1%82%d0%b5%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%bd-03 %d1%82%d0%b5%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%bd-04 %d1%82%d0%b5%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%bd-05 %d1%82%d0%b5%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%bd-06 %d1%82%d0%b5%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%bd-07 %d1%82%d0%b5%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%bd-08 %d1%82%d0%b5%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%bd-09

Два «Отражения» уехали в Норвегию

В сентябре две мои картины из серии «Отражения» были проданы через интернет-галерею SAATCHI ART и уехали к коллекционеру из Норвегии. При отправлении заграницу картин необходимо оформить разрешение на вывоз в Министерстве культуры. На справке для таможни пишется, что «картины не представляют культурной ценности». Я даже несколько обиделась, но мне объяснили, что во-первых, по законодательству культурной ценностью считаются произведения созданные 50 и более лет назад, а во-вторых, разрешение на их вывоз оформляется от месяца до 3-х и стоит на порядок дороже.

otrazenie-venecia
Картина Наталии Новиковой «Отражение. Венеция».
otrazenie-rizskii-vokzal
Картина Наталии Новиковой «Отражение. Рижский вокзал».

 

Новый дом заграницей, а не на Родине, нашли две картины: «Отражение. Рижский вокзал» и «Отражение. Венеция». Приобрел их один коллекционер, и это очень важно для меня, ведь человек оценил мой замысел и увидел серию в этих картинах. Надеюсь, он остался доволен своим выбором, хотя и видел картины только на экране своего компьютера. При современном уровне интернет-торговли картины – это одни из немногих вещей, которые люди все еще хотят видеть в живую. И это прекрасно. Значит, постеры не заменят живопись, пока есть люди, умеющие отличить одно от другого.

Картина Наталии Новиковой «Гамбургский порт»

Реклама пива с грудастыми девицами и сказочными немецкими домиками сильно исказила мое представление о Германии. И отправляясь туда в отпуск, я искренне надеялась нечто подобное (я говорю о пейзажах, а не о девицах) запечатлеть на своих полотнах. Какого же было мое удивление, когда попав в Берлин, я ничего подобного не увидела. Город встретил меня вполне современной архитектурой и небольшими вкраплениями остатков «германской империи». Чувство, которое я испытала, было близко к разочарованию. И только остров музеев с его лужайками, фонтанами и Домским собором позволил мне написать несколько этюдов в Берлине.

В Гамбурге моей израненной душе стало несколько легче, творческие метания ослабил гамбургский порт – величественный и прекрасный. Скопление разнообразнейших судов и суденышек, от маленьких катеров до огромных лайнеров и шикарных парусных судов, на фоне старинных складов из потемневшего от времени и ветров кирпича радовали глаз и звали к холсту.

Наталия Новикова. Картина «Гамбургский порт». Х.,м., 30×40 см., 2007 г.

Сейчас бы я бросилась писать лайнеры на фоне современных стеклянных зданий, но в то время меня больше привлекали более камерные сюжеты. Поэтому на картине «Гамбургский порт» навсегда пришвартовалась стайка меленьких синих катеров.

Эпоха репродукций

Очень точное и актуальное послание Президента Музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирины Александровны Антоновой:

«Я думаю, в первые десятилетия XX века закончился огромный исторический период в искусстве, включающий в себя и тот, что начинался Ренессансом. Мы свидетели действительно большого кризиса художественной системы. И этот кризис может длиться не одно столетие, сопровождаясь реминисценциями. На разных этапах это было: от Античности к Средним векам, от Средних веков к Возрождению. И вот сейчас, захватив почти весь двадцатый, этот кризис, вероятно, продлится и весь XXI век. Меня часто спрашивают, что такое «Черный квадрат» Малевича. Я отвечаю: это декларация — «Ребята, все кончилось». Малевич правильно тогда сказал, суммируя глобальную деформацию и слом, отраженные прежде в кубизме. Но ведь трудно с этим смириться. Поэтому и началось: дадаизм, сюрреализм, «давайте вещи мира столкнем в абсурдном сочетании» — и поскакало нечто на кузнечиковых ногах. И дальше, и дальше… уже концептуализм, и проплыла акула в формалине. Но это все не то, это упражнения вокруг пустоты: чего бы такого сделать, чтобы удивились и не обсеяли. Читать далее «Эпоха репродукций»

Картина музею

Какая разная судьба бывает у картин. Этюд «Горбачиха» был написан в 1999 году во время поездки в Архангельскую область, а точнее в Кенозерский национальный парк. Жили мы тогда в заброшенной деревне, но рядом была небольшая, но очень уютная деревенька – Горбачиха. Называлась она так потому, что располагалась на высоком берегу у озера, нак на горбе. Фоном для домиков, как декорации на театральной сцене, служила стена из елей, высоких, темных.

Картина Наталии Новиковой "Горбачиха". Холст, масло, 50х40 см, 1999 г.
Картина Наталии Новиковой «Горбачиха». Холст, масло, 50х40 см, 1999 г.

И вот эта картина, пожив в Москве, поучаствовав не в одной выставке, вернулась домой. Благодаря Алексею Обухову и Инне Конрад, этюд «Горбачиха» был передан в музей Кенозерского национального парка.

«Мой бог — Христос, величайший из атеистов»

Борис Клюшников о Передвижниках – ересиархах капитализма, открывших дорогу авангарду.

текст: Борис Клюшников

Detailed_pictureИван Крамской. Христос в пустыне

«Что мне за дело до такого бога, который не проводил ночей, обливаясь слезами, который так счастлив, что вокруг него ореол и сияние. Мой бог — Христос, величайший из атеистов, человек, который уничтожил бога во вселенной и поместил его в самый центр человеческого духа и идет умирать спокойно за это».

Иван Крамской. Письмо Илье Репину.

В 1960-е и 1970-е годы в СССР шла полемика между «физиками» и «лириками». Я же расскажу о другом поле битвы, одновременно более консервативном и более современном: это споры и неожиданные альянсы «мистиков» и «менеджеров» на пересечениях святости и бюрократии. Именно так я вижу сегодняшнюю идеологическую программу: союз веры и удачного администрирования. Ипотечный кредит вселяет религиозный страх, почти как первородный грех, а банковский кризис 2008 года невозможно помыслить себе, не учитывая той фанатичной и слепой веры, которую люди испытывают в отношении финансовой системы. Фигурой этого мира является мистик-бюрократ — кафкианский субъект, понимающий, что седьмая печать — это печать канцелярская. Этот мой текст — отчасти критика современного искусства, отчасти попытка взять на себя роль еретика, трансформирующего священный словарь. Еретик говорит о Боге, о вере, о святости, но, с точки зрения ортодоксии, все время подрывает эти понятия, даруя им дополнительные плоскости. Бог есть любовь — говорит Писание. Бог — это лже-Бог, Ялдабаоф, злой подражатель-демиург — отвечают гностики. Еретик представляет Бога как платформу для дискуссии — в этом его опасность и радикальная политическая возможность. Только еретик способен расколоть Бога и проверить, соответствует ли тот сам себе. Является ли он тем, за кого себя выдает?

Читать далее ««Мой бог — Христос, величайший из атеистов»»