«Маленькое ощущение» или цена искусства

Полностью согласна с высказыванием Максима Кантора: «Искусство — единственная дисциплина, в которой результат больше, чем сумма слагаемых, сформулировал один мудрец. Это значит вот что. При создании произведения искусства художник использует техническое мастерство, оригинальный замысел, опыт, знания, труд и пр. Все это необходимо для работы — но этого недостаточно. Искусство становится искусством при возникновении чего-то иррационального. В результате работы должно случиться чудо, тогда произведение оживет. Именно об этом легенда о Пигмалионе и его ожившем творении, Галатее. Именно это пытался объяснить Сезанн, когда говорил, что самое трудное в картине — «маленькое ощущение». Это «маленькое ощущение» есть не что иное, как душа. То, что присовокупляется к вложенному художником труду, есть душа произведения. Если картина не ожила, Галатея не заговорила, значит, труд художника пропал напрасно — произведения искусства не получилось. У подлинного художника все картины — живые и разные. «Блудный сын» Рембрандта наделен иной душой, нежели «Иудейская невеста» того же мастера или «Ночной дозор». Вместе произведения Рембрандта образуют семью — но никак не совокупный продукт.»

Из статьи «Продавцы вакуума» Максима Кантора.

Владимир Сальников о современном искусстве

Очень понравилась точка зрения Владимира Сальникова на современное искусство, высказанная в интервью газете «Завтра». Пожалуй, я сама еще вернусь к этой статье, тут есть над чем подумать…

СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО — это продукт культурной инженерии ЦРУ начала пятидесятых. Его создали специально против социалистического реализма, против советской культуры. После войны соцреализм был весьма влиятелен и в Западной Европе, Леже, например, писал фактически соцреалистические картины: строители, рабочие, устраивающие пикники на природе, — искусство, открытое народной жизни, трудящимся, борьба за мир — всё это было. Американцы противопоставили естественной экспансии советской гуманистической культуры, культуры страны-победителя, так называемую нью-йоркскую школу, абстрактных экспрессионистов. Это были подражатели европейских авангардистов и модернистов, в большом количестве приехавших в Америку в период Второй мировой войны. По большей части они были эпигонами европейских сюрреалистов: Миро, Макса Эрнста… Поп-артист Роберт Раушенберг учился у бывшего профессора Баухауза Йозефа Альберса. Хотя Альберс считал его самым плохим и бездарным учеником, фактически все работы Раушенберга — это баухаузовская пропедевтика Альберса: из использованных в качестве самостоятельных произведений баухаузовских упражнений получился вариант поп-арта. Читать далее «Владимир Сальников о современном искусстве»

Гари Татинцян о русских художниках, кураторах, галеристах и коллекционерах

На сайте художника Дианова я нашла очень интересное интервью с успешным галеристом Гари Татинцяном. Очень показательно. Особенно восхищает тот пассаж, где Гари признается, что не знает, в чем заключается технология арт-бизнеса. Но и остальное пригодится, особенно молодым художникам. Беседовала Елена Пантелеева.

Некоторые мысли мне показались весьма интересными, с некоторыми я готова поспорить. Например, Гари говорит: «У всех русских современных художников сплошная каша в голове и жажда денег. Они считают, что успех делается только на основе пиара и благодаря хорошему галеристу». Это очень обобщенное мнение. Во-первых, как и любой круг людей, круг художников весьма разнообразен.Безусловно там есть, люди с жаждой денег, но есть и отрешенные от мира творцы, которым сам акт творения дороже любых денег. Во-вторых, мнение, что успех приходит только благодаря пиару, к сожалению, подпитывается тематическими изданиями, телевидением, манерой подачи материалов от выставках художниках, аукционах. А уж каша в голове художников за частую «сварена» не ими, а арт-рынком России, который сам похож на кашу или салат и смеси всего и вся, живущий по ему самому неизвестным правилам и движущийся в неизвестном направлении.

Читать далее «Гари Татинцян о русских художниках, кураторах, галеристах и коллекционерах»

Кто все это покупает? Десять фактов о коллекционерах искусства

Арт-мир постоянно рассуждает о коллекционерах, хотя — кроме нескольких известных личностей — эти люди выбирают амплуа «человека-невидимки», предпочитающего анонимность камерам светских репортеров. Специализирующаяся на страховании произведений искусства компания AXA Art опубликовала результаты онлайн-опроса 1000 коллекционеров — клиентов компании, а британский редактор отдела ар-рынка портала artnet.com КОЛИН МИЙЯР изучила это исследование и поделилась с читателями десятью фактами, которые удивили ее больше всего.

1. Интернет-торговля? Чего только не напридумывают!

01-online-real

В годовом отчете фонда TEFAF утверждается, что онлайн-продажи растут с головокружительной скоростью (на 25%) в год, хотя по данным исследования AXA Art далеко не все коллекционеры верят в успешность подобного способа торговли произведениями искусства. Только 34% опрошенных имеют опыт приобретения работ через онлайн-сервисы, а 42% вообще не видят в этом смысла и, соответственно, не представляют себя клиентами онлайн-галерей и онлайн-аукционов искусства.

2. Коллекционирование — это мужской мир, более того, мир пожилых мужчин.

02-collect-female-male Читать далее «Кто все это покупает? Десять фактов о коллекционерах искусства»

Мнимые величины

Некоторое время назад я нашла на сайте http://artread.ru/ статью Софии Гольдберг «Мнимые величины», в которой автор достаточно подробно излагает свое мнение о проблемах современного изобразительного искусства, о взаимосвязи художника, галериста и цены произведения, о влиянии арт-менеджмента на искусство вообще. Меня заинтересовала позиция автора, некоторые мысли мне показались близки, какие-то высказывания заставили по другому взгляуть ан ситуацию. Кроме того, меня зацепили пара комментариев к статье, в которых авторы спорят с Софией, не только бурно, но и аргументированно.

Вот отрывок из статьи Гольдберг. Полный текст можно прочитать на сайте artread.ru часть I и часть II.

Сегодня художник не способен существовать без галериста и куратора, а все вместе они немыслимы без маркетинга и прочих механизмов арт-менеджмента, которые давно превзошли самого художника. Из кого делать бренд — неважно, арт-рынку не нужна харизма.

Часть 1: Искусство в тени художника

Contemporary art больше не нуждается в том, что Сезанн именовал «своим собственным маленьким ощущением» — остались только рынок, бренд и тренд. Случилось это не вчера и не сегодня, но заполнить образовавшуюся на месте прежних представлений пустоту по-прежнему нечем, кроме стеба, концептуальных игр, кокетства с «актуальными» темами, политических заигрываний и эпатажа.

Семейный портрет для бюргера

Где следует искать причину — сказать сложно, но, по всей вероятности, без возникновения вторичного арт-рынка этого бы точно не произошло. До XVII века вторичный рынок произведений искусства, предполагающий их оборот, был немыслим. Хотя для Ренессанса заказ и не был редкостью, ни королям, ни аристократии не могло прийти в голову перепродать свой портрет или обменять его на храмовую фреску. В основном художники рисовали для дворцов и соборов, это искусство выполняло функцию сакрального и было попросту недвижимым для продажи или обмена. Неоткуда было взяться сравнительной стоимости продукта, а значит — и рынку.

Жак Луи Давид. Клятва Горациев.

Читать далее «Мнимые величины»

Гиганты галерейного бизнеса

Одна из наиболее ярких тенденций сегодняшнего рынка искусства — рост числа так называемых «мега-галерей», гигантов арт-бизнеса, стремящихся вывести свой бренд на глобальный уровень. Недавняя ярмарка современного искусства Art Basel Miami Beach (крупнейшее мероприятие подобного рода по ту сторону Атлантики) наглядно показала, кто занимает самые высокие ступени в иерархии рынка искусства. Среди тех, кому достались лучшие места, — Barbara Gladstone, David Zwirner, Gagosian Gallery, Pace и Hauser&Wirth.


«Реалии рынка требуют расширяться, заявлять о себе как можно громче, — говорит один из участников Art Basel, дилер Таддеуш Ропач (Thaddaeus Ropac). — Уже недостаточно иметь несколько филиалов в разных городах. Лучше, когда несколько точек в одном городе». В этом году Ропач открыл вторую по счету галерею в Зальцбурге; скоро он собирается обзавестись филиалом в Париже. Читать далее «Гиганты галерейного бизнеса»