Современное искусство – великий мыльный пузырь

Этот фильм представляет из себя путешествие по изнанке мира современного искусства. Бен Льюис, посещая выставки, аукционные дома и общаясь с миллионерами, коллекционерами и знатоками рынка искусства, пытается понять, в чем причины самого большого в истории роста цен на произведения современного искусства. Он открывает необычный рынок, наполненный секретностью, спекуляциями и неутолимой жаждой прекрасного.

P.S. Фильм 2013 года. Сейчас ситуация еще хуже.

Реклама

Кто все это покупает? Десять фактов о коллекционерах искусства

Арт-мир постоянно рассуждает о коллекционерах, хотя — кроме нескольких известных личностей — эти люди выбирают амплуа «человека-невидимки», предпочитающего анонимность камерам светских репортеров. Специализирующаяся на страховании произведений искусства компания AXA Art опубликовала результаты онлайн-опроса 1000 коллекционеров — клиентов компании, а британский редактор отдела ар-рынка портала artnet.com КОЛИН МИЙЯР изучила это исследование и поделилась с читателями десятью фактами, которые удивили ее больше всего.

1. Интернет-торговля? Чего только не напридумывают!

01-online-real

В годовом отчете фонда TEFAF утверждается, что онлайн-продажи растут с головокружительной скоростью (на 25%) в год, хотя по данным исследования AXA Art далеко не все коллекционеры верят в успешность подобного способа торговли произведениями искусства. Только 34% опрошенных имеют опыт приобретения работ через онлайн-сервисы, а 42% вообще не видят в этом смысла и, соответственно, не представляют себя клиентами онлайн-галерей и онлайн-аукционов искусства.

2. Коллекционирование — это мужской мир, более того, мир пожилых мужчин.

02-collect-female-male Читать далее

О текущей ситуации на рынке живописи и графики

Artinvestment

До недавних пор аналитики ARTinvestment.RU оценивали торговую ситуацию на внутреннем рынке по совокупности отзывов непосредственных его участников: ньюсмейкерами были другие, а мы собирали информацию, делали выводы и прогнозы. Помимо использования объективной аукционной статистики (которую наш портал сам ведет по внешнему и внутреннему рынку), ARTinvestment.RU всегда стремился получать дополнительную информацию из мира повседневной торговли искусством. На салонах и ярмарках мы регулярно опрашивали участников, в том числе «без протокола», беседовали с галеристами и дилерами — словом, суммировали мнения всех основных практикующих участников рынка живописи и графики. По результатам этих опросов читателям предлагалась «усредненная» картина мира разной степени оптимизма. И вот с оптимизмом в последнее время было неважно. Внимательные читатели заметили, что результирующие отчеты о последнем Антикварном Салоне и Салоне Изящных искусств мы решили вовсе не публиковать. Дабы не нагонять тоску.

Чтобы оценить объективность внешней информации и понять причины того, что сейчас происходит на рынке, нам не хватало только одного — самостоятельного торгового опыта. Вот он и появился в прошлом году с запуском собственного онлайн-аукциона ARTinvestment.RU. И этот опыт, надо сказать, кардинально противоречит мнению многих других участников рынка. Поразмыслив, мы решили изложить свою альтернативную оценку ситуации на внутреннем рынке искусства, для простоты представив ее в форме вопросов и ответов.

Можно ли сказать, что ситуация с продажами сегодня «убитая»?

Судите сами: на наших еженедельных аукционах продается в среднем 50–60 % лотов. И так все три последних месяца. Это нормальный, даже выше среднего, уровень покупательской активности для сегмента живописи и графики. В среднем по рынку очных аукционов эта цифра составляет 38 %. Наверное, в других условиях могло бы быть и лучше, но «убитой» такую ситуацию точно не назовешь. Читать далее

Искусство — в коллективную собственность!

Великобритания демонстрирует миру новый способ коллекционировать: люди собираются в группы, ежемесячно платят взносы, совместно решают, во что вкладывать деньги, совместно организуют выставки и мероприятия, одновременно в их домах периодически обновляется экспозиция художников мирового значения. И сколько может стоить коллекция, в которой более полусотни работ, а среди последних приобретений — четыре победителя приза Тернера, несколько звезд из YBA, как например Трейси Эмин; Вольфганг Тильманс, Питер Доиг, Крис Офили, Мартин Крид?

Сборы The Collective Энни Бекон представляет портфолио Девида Кеффорда

Роберт Ли, основатель и председатель первого объединения коллекционеров The Collective, говорит, что 60 фунтов в месяц его более чем устраивают, при том, что упомянутые работы несколько лет находились в егосемье, и он продолжает быть их собственником. Ли вспоминает, что идея объединиться появилась впервые, когда одна работа в галерее понравилась одновременно нескольким его друзьям и они в шутку решили приобрести ее вместе. Через два года регулярных посещений галерей и разнообразных выставок друзья Ли — а это семь семей — объединились, и вот уже восьмой год наслаждаются процессом коллекционирования без опустошения кошельков.

Визит группы The Collective в галерею "The Hannah Barry Gallery" в Пекхаме, Лондон

Каждая группа совладельцев — это обычно добрые друзья, любящие современное искусство, однако не могут позволить себе приобрести всю коллекцию самостоятельно. К тому же, в The Collective есть принцип «семейственности» — приобретенное искусство должно непременно находиться в домах и становиться частью жизни всех родных.

Ежемесячно члены объединения добавляют в общую кассу взносы, и когда нужная сумма наберется, одной из семей предоставляется право выбрать и приобрести любое произведение. Этим правом пользуются все члены семьи по очереди. Ежегодно пересматриваются суммы взносов, обычно они от 60 до 500 фунтов в месяц, но для участников важно, чтобы для каждого нового участника The Collective искусство было доступным. Соответственно количеству семей коллекция распределена на семь равных частей, находящихся в каждой семье. Раз в полгода-год семьи собираются у кого-то дома, устраивают праздничный ужин, делятся художественными впечатлениями и решают, в чью обитель переместится следующая часть коллекции. Роберт Ли отмечает, что такие встречи обычно проходят очень интересно и весело, за семь лет только один раз пришлось прибегнуть к голосованию, когда на одну работу было несколько претендентов.

Главное для The Collective — это участвовать в современном искусстве. Совладельцы глубоко верят, что современное искусство играет значительную роль в мире. Для художника жизненно важно презентовать свои работы и иметь возможность высказаться.

Георг Бейзелитц. Deneue Typ

Коллективное коллекционирование нарушает некоторые барьеры на рынке, который все больше склонен к элитарности и заоблачным именам, за которыми можно и не услышать не менее талантливых, но менее известных. Совладельцы часто консультируются со специалистами — вкус галеристов в формировании коллекции имеет большой вес, ведь от их знаний и вкуса зависит развитие художника и его инвестиционная история. Например, в свое время The Collective приобрело работы Саймона Келлера, а теперь его имя занимает достойное место в коллекции Чарльза Саатчи. И действительно, коллектив коллекционеров в основном делает ставку на молодых, но перспективных художников. Покупая их искусство, они тем самым поддерживают начинающих и прокладывают мостик от молодого художника к коллекционеру.

Кероролл Данем. Дерево с желтым

Уникальным является то, что независимо от роста или спада рынка, участники вносят умеренные суммы, тогда как стоимость коллекции медленно растет, ведь сделан правильный выбор. И это не может не радовать коллекционеров, которые, к тому же, составляют отдельные программы для поддержки молодых художников, инвестируя в создание новых работ, организацию их выставок и тем самым влияя на их развитие.

В круге интересов общины не только картины или объекты, но и, например, перформансы. В 2008 году The Collective профинансировало ряд семи перформансов молодой британской художницы Кэтрин Фрай, каждый из которых состоялся в жилищах совладельцев коллекции, и трудно не согласиться, что такой опыт является не менее интересным, чем коллекционирование «для себя». Роберт Ли отмечает, что стратегия The Collective — это прежде всего смелое искусство, какими бы привлекательными ни были бы широко известные имена, то бишь популярное коммерческое искусство. Прежде чем принять решение о приобретении, коллекционеры много времени посвящают поиску и изучению работ авторов, посещению галерей, музеев, мастерских. Стоит отметить, что сначала среди членов The Collective были всего два человека, знавшие толк в искусстве профессионально, сейчас, благодаря своей заинтересованности, все стали профессионалами и постепенно начинают также формировать индивидуальные коллекции. В круг совладельцев привлекаются и кураторы, для которых миграция художественных работ является лишь инструментом в собственной работе.

Филлида Барлоу. Болото. Инсталляция

Подходящим является вопрос — а если кто решит выйти из состава The Collective? Тогда ему вернут деньги или компенсацию в виде приобретенных работ, а его доля будет выкуплена участником сообщества.
И стоит сказать, что хорошие начинания не проходят незамеченными.

У первопроходцев коллективного коллекционирования появились последователи. Недавно созданная группа V22 Сollective — это объединение художников и коллекционеров, которые по аналогичному принципу финансируют проекты художников и собирают искусство, с той лишь разницей, что акции V22 Сollective присутствуют на фондовом рынке, что лишь усиливает ценность коллекции и укрепляет ее стоимость.

Сам Басу. Стела. Смола та стекловолокно

Удачная инвестиция — это лишь отголосок дела; говорится о влиянии на культуру, и здесь социальное значение такого коллекционирования является очевидным. Выставкам может позавидовать любая галерея или музей, куда работы передают на безвозмездной основе. Будущее коллективных коллекций видится участниками как презентация всей коллекции в публичном пространстве или передаче в музей, они часто получают предложения о предоставлении работ в аренду различным организациям или корпорациям.

Ян Доусон. Free Fliers. Пластик

Роберт Ли отмечает, что быть причастным к таким вещам гораздо приятнее, чем просто тешить себя очередным приобретением. Влиять на развитие искусства и тесно жить с ним, изучая его досконально, — это не то же самое, как просто посетить галерею в выходные. Недаром Художественный совет (Art Council) и Общество современного искусства (CAS, Лондон) почти на государственном уровне рекомендуют опыт The Collective другим сообществам. И благодаря их поддержке идея набирает обороты и распространилась по принципам «франшизы» — The Collective уже имеет три дочерних объединения в Лондоне, а также в Бристоле, Бирмингеме, Кембридже.

Дарина Жолдак
Статью рекомендовала Оксана Козинская.

10 причин покупать современное искусство

C точки зрения антикварного лобби, вложения в «актуальщиков» — это не инвестиции, а лотерея, легкомыслие, рискованный шаг. Так и должны отзываться о конкурентах. Впрочем, информационный фон тоже приводит к подобным выводам. Какое впечатление может сложиться у недоверчивого человека? Правильно, что слишком многое в сфере современного искусства держится на скандалах; что современные художники — это не рефлексирующие, погруженные в себя творцы, а какие-то медийные персонажи; что рынок contemporary держится на пиаре и раскрутке; что типичные покупатели современного искусства — это какие-то пафосные богачи, которые вряд ли смыслят в контекстах, но зато стремятся не отставать от моды.

Нужно ли говорить, что впечатление это в значительной степени ложное? Тех же, кто упорно твердит, что «были люди в наше время, не то, что нынешнее племя…», переубеждать бесполезно. Закусившим удила уже не объяснишь, что сегодняшняя классика какие-то 30 лет назад точно так же была актуальным искусством. Не будем тратить на это время.

Риски инвестиций в современное искусство хорошо известны и объективны. Главные из них — это высокая вероятность ошибки выбора (не все художники останутся в истории искусства) и отсутствие статистики аукционных продаж (порождает ценовой волюнтаризм галерей, нет понимания того, сколько должны стоить работы актуального художника). Но и премия за эти риски может быть внушительной. Составителям инвестиционных коллекций уж точно есть о чем подумать.

Для них, и не только, ARTinvestment.RU приводит минимум 10 причин для покупки современного русского искусства:

1. Доступная цена. Ценовой диапазон произведений современного искусства начинается с 1-5 тыс. долл., шедевры могут стоить от 10 тысяч евро. Например, фотографии Александра Гронского из серии «Границы», которые номинировались на Премию Кандинского, продавались за 1000 евро, компактные объекты Ани Желудь (номинантка «Инновации», Премии Кандинского и пр.) на последней ярмарке Арт Москва стоили от 1000 евро. Ни в одном другом рыночном сегменте нельзя приобрести лучшие работы художников первого ряда за 10-15 тысяч евро.

Александр Гронский

Анна Желудь

Читать далее