Проданы два этюда

Недавно были проданы два этюда: «Чайные розы» и «Дождь. Карлов мост». Одна картина написана в 2001 году, другая 2015. Небольшая ретроспектива творческого пути получилась. И покупатели разные, но обе женщины, и обе покупали картины для себя.

В очередной раз радуюсь, что мой труд оценили, что картины нашли свой новый дом, что им будут там рады.

chainie-rozi-mini karlov-most

Картина «Под зонтом»

Можно сказать, что эта картина родилась как продолжение серии «Ритм города». Очередная попытка переосмыслить связь человека и города, их духовное взаимодействие. Является ли город фоном для человека, или человек лишь мимолетное видение, чуть плотнее, чему дуновение ветра, чуть реальнее, чем солнечный зайчик?

Ворошилова Наталия. Картина "Под зонтом". 70х90 см, холст, масло, 2013 г.

Ворошилова Наталия. Картина «Под зонтом». 70х90 см, холст, масло, 2013 г.

 

Сам по себе сюжет картины довольно прост: девушка переходит проезжую часть, мимо проезжают автомобили, на улице идет дождь. Но техника письма: размытости и недосказанности, цветовые акценты, архитектура, решеная почти абстрактно, – все это расширяет смысловую часть картины, делает ее чем-то большим, чем простой городской пейзаж.

Картина «Золотые шары»

«Золотые шары» – это картина о Москве с ее бесконечным движением, не останавливающимся даже ночью, с ее большими проспектами, ночными фонарями, светом фар на мокром асфальте.

Ворошилова Наталия. Золотые шары. 50х60 см, холст, масло 2011 г.

Ворошилова Наталия. Золотые шары. 50х60 см, холст, масло 2011 г.

И в тоже время это ассоциация, воспоминание. Там давно-давно, в детстве, мы ездили к бабушке на дачу. По дороге от железнодорожной станции у забора росли золотые шары. Я и сейчас не знаю, как правильно называется это растение. Но тогда это было и не важно. Они были желтые, как солнце, казалось, что от них на улице становится теплее. Вслед за ними приходит осень.

Московские фонари с их теплым оранжеватым светом напоминают мне те детские золотые шары с их теплом и предчувствием осени.

Картина Наталии Новиковой «Гамбургский порт»

Реклама пива с грудастыми девицами и сказочными немецкими домиками сильно исказила мое представление о Германии. И отправляясь туда в отпуск, я искренне надеялась нечто подобное (я говорю о пейзажах, а не о девицах) запечатлеть на своих полотнах. Какого же было мое удивление, когда попав в Берлин, я ничего подобного не увидела. Город встретил меня вполне современной архитектурой и небольшими вкраплениями остатков «германской империи». Чувство, которое я испытала, было близко к разочарованию. И только остров музеев с его лужайками, фонтанами и Домским собором позволил мне написать несколько этюдов в Берлине.

В Гамбурге моей израненной душе стало несколько легче, творческие метания ослабил гамбургский порт – величественный и прекрасный. Скопление разнообразнейших судов и суденышек, от маленьких катеров до огромных лайнеров и шикарных парусных судов, на фоне старинных складов из потемневшего от времени и ветров кирпича радовали глаз и звали к холсту.

Наталия Новикова. Картина «Гамбургский порт». Х.,м., 30×40 см., 2007 г.

Сейчас бы я бросилась писать лайнеры на фоне современных стеклянных зданий, но в то время меня больше привлекали более камерные сюжеты. Поэтому на картине «Гамбургский порт» навсегда пришвартовалась стайка меленьких синих катеров.

Картина музею

Какая разная судьба бывает у картин. Этюд «Горбачиха» был написан в 1999 году во время поездки в Архангельскую область, а точнее в Кенозерский национальный парк. Жили мы тогда в заброшенной деревне, но рядом была небольшая, но очень уютная деревенька – Горбачиха. Называлась она так потому, что располагалась на высоком берегу у озера, нак на горбе. Фоном для домиков, как декорации на театральной сцене, служила стена из елей, высоких, темных.

Картина Наталии Новиковой "Горбачиха". Холст, масло, 50х40 см, 1999 г.

Картина Наталии Новиковой «Горбачиха». Холст, масло, 50х40 см, 1999 г.

И вот эта картина, пожив в Москве, поучаствовав не в одной выставке, вернулась домой. Благодаря Алексею Обухову и Инне Конрад, этюд «Горбачиха» был передан в музей Кенозерского национального парка.

«Маленькое ощущение» или цена искусства

Полностью согласна с высказыванием Максима Кантора: «Искусство — единственная дисциплина, в которой результат больше, чем сумма слагаемых, сформулировал один мудрец. Это значит вот что. При создании произведения искусства художник использует техническое мастерство, оригинальный замысел, опыт, знания, труд и пр. Все это необходимо для работы — но этого недостаточно. Искусство становится искусством при возникновении чего-то иррационального. В результате работы должно случиться чудо, тогда произведение оживет. Именно об этом легенда о Пигмалионе и его ожившем творении, Галатее. Именно это пытался объяснить Сезанн, когда говорил, что самое трудное в картине — «маленькое ощущение». Это «маленькое ощущение» есть не что иное, как душа. То, что присовокупляется к вложенному художником труду, есть душа произведения. Если картина не ожила, Галатея не заговорила, значит, труд художника пропал напрасно — произведения искусства не получилось. У подлинного художника все картины — живые и разные. «Блудный сын» Рембрандта наделен иной душой, нежели «Иудейская невеста» того же мастера или «Ночной дозор». Вместе произведения Рембрандта образуют семью — но никак не совокупный продукт.»

Из статьи «Продавцы вакуума» Максима Кантора.

Картина передана в дар музею

18 марта 2016 года состоялось празднование 110 летия Подводного флота. Торжества проходили в музее Боевой славы, входящем состав музея-заповедника «Коломенский кремль».

Коломна-01 Коломна-02

Для меня было большой честью передать в дар музею свою картину «Бой СКР «Туман»». Картина была написана специально по заказу музея, выбор темы тоже не случаен.

Бой-СКР-Туман

Картина Наталии Новиковой Бой СКР «Туман»

Находясь 4 августа под командой старшего лейтенанта Л. А. Шестакова в дозоре на линии м. Цып-Наволок — меридиан Кильдин Вест, 10 августа обнаружил три германских эсминца типа «Леберехт Маас» (фактически — Friedrich Eckold, Hans Lody) и передал об этом донесение оперативному дежурному Северного флота, выполнив свою боевую задачу.

После этого «Туман» начал манёвр уклонения и постановку дымовой завесы. Германские эсминцы, имевшие многократное превосходство в ходе и артиллерии, сблизились с «Туманом» на 50 кабельтовых и с третьего залпа перешли на поражение. «Туман» получил 11 прямых попаданий 127-мм снарядами. Были убиты командир и комиссар корабля. Из-за повреждения кормового орудия ответного огня СКР-12 вести не мог, но раненый рулевой краснофлотец К. Д. Семенов и радист старший краснофлотец В. К. Блинов совершили подвиг — под нацистскими снарядами подняли флаг корабля сбитый с мачты.

Открытый с опозданием из-за плохого оперативного взаимодействия огонь береговых батарей отогнал германские эсминцы, что, вместе с дымовой завесой, спасло жизни 37 из 52 членов экипажа затонувшего с поднятым флагом «Тумана». Единственными наградами экипажу корабля стали подарки от рабочих, врученные вечером после боя. Проходя мимо острова Кильдин, корабли ВМФ приспускают флаги и дают протяжный гудок, отдавая почести подвигу «Тумана».

В честь юбилея Подводного флота России я передала в дар колледжу «Коломна», уделяющему большое внимание военно-патриотическому воспитанию, картину «Подводная лодка».

Подлодка

Картина Наталии Новиковой «Подводная лодка»

На картине изображена РПЛСН проекта 667БДР (атомная подводная лодка, оснащенная 16 межконтинентальными балистическими ракетами). Город Коломна славен своими героями-подводниками. В городе расположен Коломенский тепловозостроительный завод имени В. В. Куйбышева, разрабатывающий и производящий дизеля для подводных лодок.

Коломна-03 Коломна-04 Коломна-06 Коломна-07 Коломна-08 Коломна-09 Коломна-10

Большое спасибо организаторам праздника, лично директору музея Ломако Евгению Львовичу и Раянову Равилю Закировичу, за теплый прием и возможность в такой парадной обстановке приподнести свои дары.

Покупатель спас картину от рук автора

Поместила я на своей страничке в Фейсбуке картину «Прости». В описании заметила, что хочу эту картину исправить, т.к. вижу в ней некоторые моменты которые меня, как автора, тревожат. В ответ увидела множество комментариев, суть которых сводилась к тому, что зрителям картина нравится, поэтому автор не имеет права её исправлять. Максимум, что мне разрешили, это написать новую картину и исправить в ней то, что беспокоит в этой.

Картина Наталии Ворошиловой "Прости". 70х90 см, х.м.

Картина Наталии Ворошиловой «Прости». 70х90 см, х.м.

Сергей Шуляк пошел дальше всех в деле спасения картины от автора, он предложил её купить. Я даже не могла предположить ,что всё закончится таким образом. И тем не менее сегодня картина «Прости» благополучно переехала в дом к Сергею и его супруге, которая, к моему счастью, покупку одобрила. Счастья, удачи, и любите живопись!

Хранить ли копии в музее

Просматривая записи в Фейсбуке, иногда натыкаюсь на интересные мысли. Еще интереснее, когда вдруг несколько человек с разных сторон начинают поднимать одну и ту же проблему. Совсем недавно прочитала пост Анатолия Осмоловского, где упоминалась композиция с головой свиньи Александра Плюснина.

12828565_1301134189913341_2594704142891935790_o

В обсуждении затрагивался вопрос сохранности произведения искусства. Дело в том, что голова была настоящая и протухла на второй день выставки.

Встретилась мне и заметка Кирилла Светлякова, где он пишет, что «Парадокс модернизма в том, что он очень некрасиво стареет, и при всей экономичности очень дорог в обслуживании.» Думаю, это касается не только произведений модернизма.

Я задумалась о сохранности произведений искусства и в частности этой конкретной свиной головы. Если произведение «испортилось» еще на этапе первого экспонирования, то о музейном хранении не может быть ни какой речи. Автор может сделать копию из более сохранных материалов, например, вырезать из дерева и расписать, имитируя живую плоть. В аннотации к музейному экспонату прийдется написать, что это копия с такого-то произведения, экспонировавшего тогда-то и там-то. Таким образом мы попадаем в ситуацию, когда музей хранит копию. А что мешает сделать копии с музейных произведений (картин, скульптур), а оригиналы продать для поддержания работы музея. Но если музеи хранят копии, стоит ли покупать оригиналы и сколько они будут стоить в такой ситуации.

А может посмотреть на проблему с другой стороны. Если сохранить произведение в первозданном виде в принципе не возможно, можно ли считать это произведением искусства? Ведь мы привыкли считать искусством нечто сделанное «на века». Как говорится: Жизнь быстротечна, а искусство вечно. Тогда возвращаясь к мысли Светлякова о модернизме, мы вынуждены будем все произведения модернизма и многие другие перестать считать искусством из-за их плохой сохранности.

Так хранить или не хранить? И если хранить то, что именно: оригиналы, копии, фотографии? Что является произведением искусства, т.е. предметом достойным сохранения?

Картина Анастасии Удовой «Мурманский порт»

Первый раз я побывала в Мурманске в марте месяце, в ясный солнечный день. Морская вода как-то по-особенному играла. Я часто вспоминаю залитую солнцем мурманскую бухту, ее ультрамарин и белые корабли. Корабль в порту – одна из моих любимых тем. Корабль неизменно притягивает мой взгляд, где бы он не появился. Картину «Мурманский порт» я писала в Москве в мастерской по этюдам и зарисовкам, привезенным из той поездки.

Анастасия Удова. Картина «Мурманский порт». 130х110 х. м., 2009

Анастасия Удова
www.udova-art.ru