Покупка напрямую у художника: «за» и «против»

Материал с сайта — ARTinvestment.RU

Казалось бы, чего тут думать? «Необстрелянные» коллекционеры думают, что лучше всего покупать работы напрямую у художника. В самом деле, зачем переплачивать всем этим дилерам, галереям и другим посредникам, если есть возможность покупать «по ценам производителя»? А еще визит в мастерскую — это погружение в магию художника, приятное ощущение, что деньги точно дошли до автора, уверенность в подлинности приобретенных работ. Для начинающего коллекционера каждый из этих резонов более чем убедителен.

Но если визит к автору — это самый короткий путь к заветной работе, то «зачем нам кузнец», то есть дилер? Однако этот путь таит множество подводных камней. Те, кто покупал в мастерских, знают, что неучтенные сложности психологического характера там могут быстро перерастать в проблемы коммерческие, — и тогда обнаруживается, что посредники не зря едят свой хлеб. Не верите? Так попробуйте примерить на себя лишь некоторые ситуации, которые могут возникнуть при самостоятельной покупке в мастерской.

1. Коллекционер пришел в мастерскую, а выбирать не из чего. Ничего особенного: художник в данный момент может быть «пустой» (работы ушли на выставку или распроданы) или резко сменил манеру (а новая серия вам, например, не по душе). Так или иначе, вы пришли покупать, а покупать расхотелось. И что делать будете? Из вежливости покупать заведомо не то? Или врать, что «нужно время подумать», и пятиться к двери? Можно придумать отговорку и поизящнее, но сути дела это не изменит. Художник, вполне возможно, усомнится в вашей коллекционерской состоятельности. А вас будет преследовать чувство неловкости и вряд ли появится желание повторить заход. А вот для дилера такая ситуация — рабочая: он, вероятно, без обиняков посетует на скудость выбора, пообещает прийти в следующий раз и действительно придет.

2. Художник объявляет высокую цену, не соответствующую рынку. Конечно, не со зла или от жадности, а просто по внутреннему самоощущению. Дилер в этой ситуации и глазом не моргнет — начнет торговаться. В рамках своей роли, бесконфликтно, в рабочем порядке. И художнику так тоже не обидно. Он всегда может сказать себе, что с ним торгуется в общем-то «барыга», «перекупщик». А вот вы, уважаемый коллекционер, к чему будете апеллировать? Блистать перед художником своей осведомленностью по части галерейных цен и аукционных результатов? Вот, что называется, и поговорили…

3. Художник с гордостью предлагает самую удачную с его точки зрения вещь, смотрит в глаза, а вам не нравится. Потому что нравится совсем другое. Тоже дело житейское. Довольно часто художники и коллекционеры расходятся в понимании ценности того или иного направления. Например, автор считает более важным свои фигуративные вещи, а вас поражает только мощь его абстракций. Но художник-то в этот фигуратив литр крови влил… И как поступите? Поделитесь с ним своими соображениями об энергетике конкретной вещи? Вряд ли. Скорее начнете невразумительно уходить от разговора, не сможете принять взвешенное решение — и оставите о себе впечатление в лучшем случае полного профана в искусстве. Виной же всему опять ролевой конфликт: от коллекционера ждут понимания и одобрения, а не критики. А от дилера ждут денег, поэтому он подойдет к вопросу прагматично: отберет самое ценное, коммерчески успешное, «неликвид» не возьмет, а дискуссии о качестве, от греха подальше, предоставит критикам. Разговорами, как известно, сыт не будешь.

4. Вы хотите посмотреть больше работ, а возможности их показывать нет. Мастерская — это не выставочный зал. Возможности демонстрации там сильно ограничены. Более ранние вещи, как часто бывает, могут быть задвинуты далеко на антресоли, сняты с подрамников. А такелажными работами в присутствии покупателя художник вряд ли будет заниматься. В результате коллекционер наверняка посмотрит то, что ближе, а самых важных и желанных для себя вещей рискует просто не увидеть.

5. Про ваш «коммерческий визит» к художнику прознал его галерист. Ситуация будет неловкая. Коллекционер вроде бы и не обязан вникать в особенности их взаимоотношений — сами разберутся. Но тут важнее другое. Провоцируя художника на прямые продажи, вы не создаете ему галерейной истории. Честно говоря, просто ее портите — даже если сделка прошла втайне от всех. Галерист, который вкладывает деньги в развитие карьеры художника — делает выставки, включает в каталоги и обеспечивает финансовую предсказуемость, должен регулярно получать позитивные сигналы в виде хотя бы каких-то продаж. Если происходит движение по конкретному художнику, то это повышает мотивацию продвигать его более активно. Пусть без сверхприбылей, но галеристу или дилеру важно чувствовать динамику — рост количества продаж, интерес со стороны покупателей. Теоретически, если художник вам симпатизирует (чувствует в вас увлеченного правильного, системного коллекционера), он может попросить своего галериста сделать вам существенную скидку. Пусть это будет сделка, проведенная через галерею, — этим вы сослужите добрую службу художнику. На западе это часть цивилизованной практики. Значит, и в наших краях когда-нибудь приживется.

Как видим, в технологиях покупки профессиональный посредник (дилер, галерея и пр.) переигрывает начинающего коллекционера по всем фронтам. Эти люди регулярно посещают мастерские, отсматривают вещи, следят за творчеством, берут лучшие работы оптом, отсеивают «неликвиды». Они общаются с художником, понимают его. И этим посредники занимаются постоянно, а не в свободное от работы время. В результате, как правило, им удается аккумулировать самые лучшие вещи за счет здоровой прагматики отношений.

Для здравомыслящего коллекционера один только этот аргумент в пользу работы с дилером стал бы решающим. Но и в остальном его взаимодействие с посредниками не лишено своеобразной прелести. С посредниками можно торговаться до хрипоты, морщить брови по поводу недостатков того или иного «материала», спорить о качестве, долго и смачно выбирать, не стесняться называть вещи своими именами. И главное — все по-деловому, без обид. А еще с ними можно «сверить часы» инвестиционных перспектив ваших приобретений, почувствовать, куда дует ветер.

Общий совет в этой ситуации: если попался шедевр у посредника — вступайте в торг. И не тешьте себя надеждами: вот пойду как-нибудь к художнику в мастерскую и там куплю работу не хуже и дешевле. Дешевле — может быть, а в остальном — как бы локти не пришлось кусать. Стоящие вещи, как правило, не залеживаются и на заказ не делаются. Хороший художник не бывает одинаковым, и посетить его именно на пике творчества, когда у него получается просто все, — это невероятное везение.

При этом было бы глупо утверждать, что покупка напрямую у художника — это всегда неправильно и ему же во вред. Многое зависит от конкретных людей и конкретных обстоятельств. Например, молодой художник пока не обзавелся галерейной поддержкой, а мэтра, напротив, не заботит выстраивание персональной галерейной стратегии (не важно, считает ли он посредников жуликами или предпочитает сам контролировать процесс). Словом, если у художника нет контрактных галерей или они есть, но взаимодействовать с ними по той или иной причине трудно (встречается и такая экзотика), то чего тут мудрить?

Владимир Богданов, AI

Реклама

Как собрать досье на художника, работы которого вы хотите купить

Вполне житейская ситуация: понравился галерейный художник, о котором вы мало что знаете. Хорошо, если антикварный «классик». Сложнее, если «актуальщик». Что делать, чтобы не попасть впросак?

Порыв в наше время — эмоция очень ценная, к тому же сулящая в будущем долгую радость владения. Но только если сделать все правильно и хотя бы на время перед сделкой обрести хладнокровие. Итак, какую информацию о предмете страсти нужно собрать в первую очередь, чтобы не получилось «деньги на ветер»? Из чего складывается «инвестиционный портрет» автора? По каким критериям нужно «пробить» художника для принятия решения о покупке? Не претендуя на всеохватность, перечислю отдельные из них, включая наиболее важные.

1. Место художника в истории искусства. Имеется в виду определенное согласованное мнение экспертов и общества о статусе художника, об уровне его мастерства и новаторства. Тут прийдется «копать»: литература плюс сетевые публикации. Поможет разобраться в вопросе, в частности, принадлежность автора к известному кругу, важному направлению, «громкой» группе или творческому объединению. Например, остовец, художник близкий к Сретенской группе или к «лианозовцам», «русский парижанин» или «новый скучный» — любой из установленных фактов, позволяющих позиционировать художника, помогает приблизиться к пониманию статуса автора.

2. Справедливость запрашиваемой цены. Тут как раз все несложно, если художник имеет историю аукционных продаж. Тогда можно определиться с ценой в базе «Художники» на ARTinvestment.RU по опубликованной методике. Если аукционных продаж нет, то ситуация с ценами сложнее. Но случай тоже распространенный. У многих известных русских современных художников пока нет аукционных продаж (например, у Николая Полисского) или они единичны. И ничего. В этом случае можно попробовать посмотреть уровень цен на работы художников одного ряда. Иногда такой подход работает. Читать далее

10 причин покупать современное искусство

C точки зрения антикварного лобби, вложения в «актуальщиков» — это не инвестиции, а лотерея, легкомыслие, рискованный шаг. Так и должны отзываться о конкурентах. Впрочем, информационный фон тоже приводит к подобным выводам. Какое впечатление может сложиться у недоверчивого человека? Правильно, что слишком многое в сфере современного искусства держится на скандалах; что современные художники — это не рефлексирующие, погруженные в себя творцы, а какие-то медийные персонажи; что рынок contemporary держится на пиаре и раскрутке; что типичные покупатели современного искусства — это какие-то пафосные богачи, которые вряд ли смыслят в контекстах, но зато стремятся не отставать от моды.

Нужно ли говорить, что впечатление это в значительной степени ложное? Тех же, кто упорно твердит, что «были люди в наше время, не то, что нынешнее племя…», переубеждать бесполезно. Закусившим удила уже не объяснишь, что сегодняшняя классика какие-то 30 лет назад точно так же была актуальным искусством. Не будем тратить на это время.

Риски инвестиций в современное искусство хорошо известны и объективны. Главные из них — это высокая вероятность ошибки выбора (не все художники останутся в истории искусства) и отсутствие статистики аукционных продаж (порождает ценовой волюнтаризм галерей, нет понимания того, сколько должны стоить работы актуального художника). Но и премия за эти риски может быть внушительной. Составителям инвестиционных коллекций уж точно есть о чем подумать.

Для них, и не только, ARTinvestment.RU приводит минимум 10 причин для покупки современного русского искусства:

1. Доступная цена. Ценовой диапазон произведений современного искусства начинается с 1-5 тыс. долл., шедевры могут стоить от 10 тысяч евро. Например, фотографии Александра Гронского из серии «Границы», которые номинировались на Премию Кандинского, продавались за 1000 евро, компактные объекты Ани Желудь (номинантка «Инновации», Премии Кандинского и пр.) на последней ярмарке Арт Москва стоили от 1000 евро. Ни в одном другом рыночном сегменте нельзя приобрести лучшие работы художников первого ряда за 10-15 тысяч евро.

Александр Гронский

Анна Желудь

Читать далее